greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Category:

О природе права

Возможны как бы два различных взглядах на природу права.

Первый взгляд, он же единственный распространенный, видимо: природа права носит исторический характер, основываясь на реалиях и потребностях текущего момента, плюс на накопленном к текущему моменту историческом правовом багаже (местном и международном). Плюс разумеется воля правящей группы, которая меняет оное право в своих узких или же общегосударственных интересах.

Таким образом, право представляется достаточно произвольным (ну, с учетом вышесказанного) сводом законов. И если мы представим себе некоего, допустим совершенно благонамеренного и честного юриста, которому поручено создать новый закон, то задачей этого юриста будет проанализировать проблемы и задачи текущей ситуации, и написать закон таким образом, чтобы закон эти проблемы и задачи наиболее эффективно решал.

И если даже оный юрист желает, при написании закона, сообразовываться с некими общими, фундаментальными принципами, а не токмо лишь с текущей обстановкой, то оными принципами будут некие достаточно абстрактные идеи. Совесть, например. Или, например, идея социального государства. Или, идея свободы предпринимательства. Или, идея государства рабочих и крестьян как бенефициара общественного строя. Или, идея неприкосновенности частной собственности. И тд и тп. Замечу, что даже и эти абстрактные идеи являются идеями весьма и весьма относительными. Которые берутся за принцип нормотворчества, исходя лишь из того, что таков текущий политический вектор. Или исходя из того, например, что сие есть "исторический принцип нашего государства, заложенный отцами-основателями и освященный их авторитетом и кровью защитников этого принципа". Или (очень типично для РФ) исходя из того, что есть соответствующий "международный опыт", с отсылками на законодательство конкретных стран. Из числа "приличных", разумеется, на которые не зазорно ссылаться.

Да, и разумеется (см выше), этот подход свойственен не одним лишь юристам или представителям законотворческих госорганов. Но и массам. Здесь никакой разницы во взглядах нет.



Что это значит для города? (с) Ну например, возьмем известную московскую инициативу по введению платных парковок и эвакуаторов. Каков подход или, я бы сказал, уровень рассуждений? Повторяю, я про добронамеренные рассуждения исключительно, реальная ситуация может отличаться :) Уровень же добронамеренных рассуждений примерно таков:

- Город испытывает нарастающие проблемы с трафиком (и опять я умолчу о причинах и виновниках, сейчас это неважно). Может ли введение платных парковок и эвакуаторов решить вопрос?
- Может! (Допустим, чтобы не отвлекаться, опять же).
- Отлично! Что-нибудь нам мешает?
- Мешает отсутствие в дорожном законодательстве соответствующих норм.
- Отлично. Поручим юристам проработать вопрос и подготовить все необходимые изменения. За работу, коллеги!


Точно так же рассуждает и население, которое эти изменения напрямую затрагивают. Рассуждения идут на уровне "это поможет / это не поможет", "это решит проблемы / это создаст худшие проблемы взамен решенных", и тп.
В лучшем случае, среднестатистический человек (не исключая и профессиональных юристов) сможет понять, что отдельные частные законодательные новеллы покушаются, порой, на вещи фундаментальнейшие - это если нарочито взять пример, доходящий до абсурда. Например, если предложить принять закон о "праве первой ночи", то человек возмутится. И тогда он перестанет рассуждать на уровне "решит ли это проблему рождаемости", "как это отразится на супружеской жизни молодоженов", "следует ли дворянину оплачивать невесте эту ночь и следует ли ввести минимальный тариф на уровне местного законодательства субъекта Федерации", и тп.
Если же до подобного абсурда не доводить, то любой закон рассматривается лишь применительно к задаче, которую с его помощью собираются решить.

Не удержусь и приведу еще один пример, уже совершенно реальный. Как несомненно уже знает читатель, намеднясь некие депутаты ГД выступили с законотворческой инициативой о введении дуэльного кодекса. Юмор состоит не в самой идее, ибо это всего лишь смесь троллинга, подхалимажа и чуяния общих тенденций в богоспасаемой, в сторону феодализма. Юмор в том, что сии скорбные умом товарищи, в оном кодексе предполагали прописать... испрашивание дуэлянтами-чиновниками разрешения у своего непосредственного начальства на организацию меж собой в дуэли. То есть человек, хитрый вроде умом - лишен совершенно способности к логическому (концептуальному) мышлению. Если бы человек понимал, что дуэль логически сочетается с разрешением на нее начальства, примерно как военный коммунизм - с пиратами Карибского моря, он бы такую глупость никогда бы не сморозил даже в шутку.

Ибо что такое дуэль, по сути своей? Дуэль порождена обществом лично почти абсолютно свободных - почти СУВЕРЕННЫХ - дворян. Для этих людей, сама идея того, что их разногласия может судить некий государственный клерк, крыса чернильная (да пусть даже и не крыса, пусть дворянин), была унизительна. Поэтому они выработали формат, который позволял им разрешать свои разногласия, оставаясь суверенными и не низводя себя в этих вопросах под власть госбюрократии. Да, способ был дикарский, но так и время было довольно дикое, извините. И уж всяко это было приличнее и достойнее, чем если бы их судил некий государственный чиновник... То есть, дикари-то дикари, но суть вещей понимали весьма неплохо. Всерьез промывать мозги высшему слою общества тогда было и некому, и не принято.


Современный человек, для сравнения, ничего унизительного в идее государственного суда над собой не видит, и способен лишь возмущаться, когда решения таких судов бывают несправедливы. И потому даже мечтает он не о свободе и суверенитете, а о "замене нечестных судей на честных". Что даже забавно, пожалуй. Ибо по сути своей не отличается от ситуации, как если бы некую страну захватили оккупанты, и начали бы устраивать геноцид и притеснения, а жители страны бы говорили: ну почему нашу страну захватили такие плохие, злые оккупанты? Ну почему нас не захватили оккупанты добрые и справедливые, которые бы заботились о нас и решали наши проблемы?
То есть сама мысль о том, что если ты подвластный человек, то забудь о соблюдении твоих интересов государством - не возникает, хотя еще в 18 веке люди это прекрасно понимали. Не говоря уже про античность.

Ситуация с мышлением обычного человека, в области права в том числе, прекрасно описывается поговоркой "за деревьями не видеть леса". Человек видит и осознает лишь факты, по отдельности или вместе, но не в состоянии увидеть концепцию, ибо неспособен к мышлению на уровне концепций, даже простейших.

Исправить это невозможно - человеку можно дать знания, но нельзя дать логику, ибо логика это не информация. Но информацию таки можно дать. Что я и попробую, применительно к данной теме, вкратце сделать.



Итак, сама идея права состоит в том, в самую первую очередь, что человек априори неподвластен (свободен), во всяком случае не должен быть подвластен. В принципе. Вообще совсем. За одним исключением - за исключением КРАЙНИХ ситуаций, когда суверенитет одного человека пересекается с суверенитетом другого человека. Эти ситуации являются особыми и для их разрешения прибегают к особому средству - праву.

Если же человек подвластен, то право становится логической бессмыслицей. Опять же, доведем до абсурда, понятности ради. Допустим, есть концлагерь и заключенные в нем. Можно ли говорить в данном случае о праве? Очевидно, что нет. Почему? Потому что администрация лагеря может делать с заключенными все, что угодно. И если оная администрация установит для заключенных некие определенные нормы - например, 18-часовой рабочий день, паек в размере 300 граммов хлеба, расстрел за самовольное оставление барака и тп - то эти нормы не являются правом. Это не право, это диктат.

Аналогично, если мы мысленно увеличим размер концлагеря до масштабов государства, то и нормы тоже многократно расширятся и усложнятся. До размеров нескольких толстых законодательных кодексов. Но это никак не изменит ситуации, потому что эти нормы являются диктатом. И неважно, по какой процедуре создаются и принимаются эти нормы. Имеют они вид законов, принимаемых лично самодержавным монархом-диктатором, или они голосуются депутатами, за которых тоже кто-то какбе голосовал. Потому что важна не процедура, а исходный базис - свободны ли граждане, или подвластны. Причем, разумеется, ситуация с диктаторским способом принятия законов будет намного более естественной. Ибо если под-данные граждане, которые повинны платить налоги и которых судит назначенный государством чиновник, одновременно голосуют за депутатов законодательного собрания - то это по сути некая фантасмагория. Это пародия на свободное общество.

С терминами, кстати, интересно. Вот например, оцените как честен термин "законодательство". Законо-дательство. Закон, который дан кем-то, котоый спущен свыше. Это все те же нормы для зеков, принятые администрацией концлагеря. Сравните со словом "право".

Само слово "право" тоже интересно. Сам смысл русского слова, на наш современный слух, звучит как "легальная возможность" ("имею право!"). Этимология тоже, наверняка, интересна. Но по своей юридической (смысловой) сути, с учетом сказанного выше, "право" является как-бы сокращением более длинного термина. Право - это право общества на введение ограничений для его свободных членов. Право вмешаться, право ограничить суверенитет его членов в той мере и в тех ситуациях, когда на основании лишь суверенитета ничего поделать нельзя, а надо. Таково само логическое происхождение права. А уже как следствие, право становится набором писаных или неписаных норм и правил. И термин "право" начинает обозначать сам свод этих правил, а в свою очередь - и границы возможного для члена общества. А отсюда уже - "имею право".


Таким образом, подлинное право основывается на некоторых фундаментальных вещах, вполне конкретных вещах. Если право, в том или ином свободном обществе, находится в зачаточном состоянии, то оно будет описывать именно нормы разрешения конфликтных ситуаций. Подразумевая свободы и прочий базис как-бы по умолчанию. "Если кто убил корову соседа, да заплатит виру в 3 монеты потерпевшему". Само право невозбранно владеть коровой подразумеваемо - все же невозбранно владеют, поди отыми - на ножи поднимут...
Развитое же право, потребное для большого современного общества, в первую очередь будет описывать (и отталкиваться от) прав именно в смысле описания "суверенного набора" свободного гражданина, причем вполне конкретного (в том числе в цифрах, где это требуется). А затем, обязательно, переходить к механизмам обеспечения оного суверенитета. И лишь затем, к нормам разрешения конфликтов и иным общественно-необходимым (то есть вынужденным) ограничениям суверенитета.


В противном же случае, получится как в СССР, где государство объявили свободным и народным, но со свободой как-то сразу не заладилось, знаете ли, причем от слова "совсем", а народность власти, будучи формально прописанной вроде бы, держалась - как выяснилось довольно быстро - лишь на идеалах конкретного поколения элиты. И без того весьма разношерстной в плане личного отношения к этому самому народу.
Или как в РФ, где поначалу оптимистично прописали всяческие "права и свободы", начиная, в первую голову, от свободы слова и неприкосновенности частной собственности - а потом вдруг выяснилось, что как-то плохо прописали. И что и то и другое можно запросто ликвидировать, даже не меняя Конституции, в которой оные свободы и права вроде бы записаны черным по белому.


Продолжение следует.
Tags: политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments