greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Categories:

Юриспруденческое

Три отдельных, не связанных мысли на тему.

Майкрософт и Эппл преднамеренно делают новые версии операционных систем более "тормознутыми", чтобы пользователи чаще покупали новые компьютеры и телефоны. Эппл, емнип, недавно был уличен и вроде бы заплатил или заплатит штраф.
Однако, штраф в отношении компании - это мера, связанная с нарушением административных правил. В то время как по сути, ситуация с преднамеренным замедлением "старого железа" новым софтом является банальным воровством. Пользователь купил изделие определенных параметров, среди которых большое значение имеет быстродействие. А спустя какое-то время у него часть этого быстродействия преднамеренно украли. Это как если бы банк потырил часть денег с вашего счета.
Но воровство - это не административное нарушение, а уголовное преступление. Уголовное преступление не может караться штрафом в отношении компании, такие преступления в большинстве стран мира караются тюремным заключением для конкретных физических лиц, причастных к ним. Хотя, в Саудовской Аравии например за воровство отрубают руку.

----------

При продаже технически сложных и дорогостоящих изделий, производитель обязан сообщать покупателю все существенные для него параметры изделия. С простыми и\или дешевыми изделиями не так - шариковые ручки, зубные щетки, носки или туалетная бумага не требуют указания параметров изделия. А вот компьютер, автомобиль или станок - требуют. И эти параметры производителем указываются, конечно. При покупке компьютера вы всегда можете ознакомиться с мощностью процессора,объемом жесткого диска и тд. При покупке автомобиля - с мощностью мотора, типом коробки передач, установленными опциями и тд.
Однако, в случае с автомобилем, не менее существенное значение имеет ресурс узлов. С позиции потребителя это не менее важно, чем все остальные параметры, а иногда даже более важно.
Уровень современного автомобилестроения настолько высок, что параметры долговечности узлов не просто хорошо известны производителю заранее, но зачастую еще и инженерно скорректированы в сторону меньшей долговечности. Возникает вопрос - с какой стати закон не требует от производителя сообщать долговечность узлов автомобиля покупателям, если это существенная информация?

Замечу, что наличие "гарантийного срока"  - некорректный выход из ситуации, потому что полноценная гарантия обычно действует год-два, но автомобиль покупается обычно на больший срок, а затем покупатель рассчитывает его перепродать. С учетом заведомо предполагаемого покупателем длительного срока службы изделия, а также его дороговизны, а также дороговизны ремонта и запчастей - требование указывать ресурс узлов (и менять их по гарантии, если они отслужили менее указанного срока), выглядит весьма рациональным.

Более того, на мой взгляд, срок службы узлов должен вообще задаваться ГОСТом. Скажем, 1,5-2 миллиона километров для мотора в несколько литров и 0,5-1 млн для малолитражного - совершенно нормальная цифра. Препятствием к этому могут служить лишь экологические нормативы, однако оные нормативы давно уже имеют к реальной экологии отношения не больше, чем Грета Тумберг. И цель у них ровно та же, что у сил, выставивших девочку Грету на трибуну.
Конечно, может показаться наивным в условиях текущей ситуации рассуждать о законах, направленных на пользу людям, но ведь это у меня чисто теоретические рассуждения...

----------

При рассмотрении уголовных дел, суд традиционно имеет право принять два принципиальных решения в отношении подозреваемого в совершении преступления: виновен либо невиновен. Возможны еще подварианты вроде "виновен, но заслуживает снисхождения" или "признан совершившим преступление в состоянии аффекта", но по сути это не отменяет дуальности признания либо непризнания данного человека совершившим преступление. Все равно суд должен принять одно из двух решений: либо этот человек совершил, например, убийство, либо не этот. И вот мне интересно, когда наконец юристы придут к пониманию ошибочности данного дуализма при принятии решения судом? :)

Конечно, в действительности человек либо совершал инкриминируемое ему преступление, либо не совершал. Однако, это знает только он, а суд этого не знает, если только подозреваемый сам не признал себя виновным.
Иногда бывают случаи, когда вина подозреваемого совершенно несомненна. Например, некто на людной улице набросился на прохожих с ножом, и был схвачен на месте преступления полицией, при целой толпе свидетелей. Возможны и  менее очевидные ситуации, когда, тем не менее, вина подозреваемого ясна и сомнений не вызывает.

Но как же быть в тех случаях, когда вина подозреваемого не установлена достоверно, не доказана? Классический принцип правосудия в таких случаях - презумпция невиновности. Если вина не доказана, значит подсудимый должен быть признан невиновным. Конечно же, это хороший и разумный принцип. Однако его недостаточно, ибо по сути он гарантирует лишь отсутствие приговора просто по подозрению, без доказательств. А если имеющиеся улики и показания указывают на человека как на преступника, то принцип презумпции невиновности, нередко, оказывается бессилен.

Наша психика устроена так, что при принятии решения "виновен или нет", человек в равной мере опасается покарать невиновного и отпустить виновного, особенно когда речь идет о серьезном злодеянии. В этой ситуации, презумпция невиновности сработает, только если доказательства явно неубедительны. При этом возможно как оправдание невиновного, так и оправдание явного, несомненного злодея за отсутствием доказательств.

Задайтесь вопросом - как вообще возможны добросовестные, и при этом ошибочные приговоры судов? Ведь презумпция невиновности должна бы делать их невоможными? Историй судебных ошибок, стоивших невиновным людям подчас расстрела или электрического стула, не так уж и мало. Следовательно, во всех этих случаях полноценных доказательств не было. И естественно предположить, что и в случае многих безошибочных приговоров, доказательств тоже было, на самом деле, недостаточно. И если бы принцип презумпции невиновности мог полноценно соблюдаться людьми, эти приговоры стали бы невозможны.

Думается, к двум существующим вариантам приговора "виновен" и "не виновен" следует добавить третий: "признан виновным без несомненных доказательств". Что, с одной стороны, упростило бы принятие решения в ситуациях, подобных известной истории с Аль Капоне - про которого все знали, кто он такой, а доказательств против него не было. А с другой стороны, это хотя бы облегчило участь невиновным, приговоренным по ошибке. Как минимум, при таком приговоре очевидно неприменима смертная казнь.
Tags: философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments