greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Category:

Есть у революции начало, нет у революции конца

Навеяно книгой ув. Гильбо "Постиндустриальный переход и мировая война".


Где-то примерно к рубежу 19-го и 20-го веков человечество, наконец, снова стало цивилизованным. От старой-то цивилизации уже давно ничего не осталось, кроме мифов, ну и римского права конечно, и лишь археологи с изумлением откапывали в Мохенджо-Даро систему водопровода и канализации вкупе со следами ядерной бомбардировки. И вот, наконец-то водопровод и канализация возникли вновь - ходить по улице и танцевать с барышней отныне было можно, не зажимая носа. Право, подобное старому римскому, пришло на смену феодальным отношениям. Лепота!
И даже более того. Появились поезда, автомобили, почта, телефон. Богатые и уважаемые люди наконец переехали из замков в поместья и с наслаждением сменили латы на костюмчики. Стала понемногу возникать нравственность - на площадях не рубили головы, в судах доказательства не добывались с помощью пыток, а женщины стали осторожно выходить на пляжи в купальниках.



Раньше никто не знал, что такое нравственность, а потому было непонятно, что такое пляжи и зачем они нужны - в викторианском платье на пляже, конечно же, делать нечего. А теперь до людей, наконец-то, дошло.



Человечество преодолело темные века и цивилизация, наконец, вернулась. Как в былые времена:



Конечно, все сказанное тогда, в начале 20-го века, касалось не всего человечества. Не всех стран и даже не всего населения цивилизованных стран, а лишь верхнего его слоя.
Но надо понимать, что в ситуации, когда основная масса населения играет роль производящих орудий, иначе и быть не может. По сути, основная масса населения не была людьми, не составляла общества, а представляла собой его инфраструктуру. Само понятие "общество" тогда и означало, фактически, лишь верхний его слой.

(Древние в этой ситуации выкрутились за счет рабовладения. "Справедливость - это когда у каждого не меньше двух рабов" (с). Именно так - только тогда каждый может принадлежать к обществу, а не быть говорящим орудием, чья жизнь сводится к тяжелому труду во имя обеспечения хорошей жизни людей-членов общества. Рабовладение + гражданское право, дающее каждому свободному гражданину право быть свободным гражданином, да. Понятие гражданства тоже исчезло на период темных веков, сменившись понятием подданства. Причем всеобщим - даже дворяне, то есть члены общества, которые физически налоги, то есть дань, не платили, сами лично были собственностью монархов наравне с живыми говорящими орудиями в лице крестьян. Это, кстати, не преодолено человечеством до сих пор - сделать граждан свободными от налогов попытались США, которые и подданство кажется первыми отменили. Но продержались недолго, потому что ситуацию население не рефлексировало в той мере, в какой ее рефлексировали в римскую эпоху, когда люди предельно четко отличали статус раба от статуса свободного.)

Да, красивая, комфортная и свободная жизнь, с пляжами, круизами на теплоходах и поездками на красивейших автомобильчиках (самое вкусное описание той эпохи - это наверное у Андрея Круза в романе "Ар-Деко") была доступна не для всех. Пока недоступна. Ибо теперь, в условиях НТР, появился шанс построить полноценное общество - как в Риме. Общество, где гражданином будет каждый и каждый получит право на красивую и свободную жизнь. И в отличие от Рима, еще и без рабовладения, ибо рабов заменят станки. И в отличие от Рима, без скатывания свободных граждан к бесцельному существованию на велфере - потому что развитие технологий дает возможность не просто есть, пить и смотреть на бои на арене, а раскрывает массу возможностей как для разнообразного отдыха, так и для разнообразного интересного труда. Человечество стояло на пороге качественного развития. Отсюда оптимизм той эпохи в отношении наступающего 20-го века.


И вот тут прилетает черный лебедь, и начинается мировая война. Затем революция, тоталитаризм, массовые репрессии, голод. Затем фашизм, и вторая мировая война.

Что же случилось? Случилось варварство. Это достаточно очевидно. Мир, который вроде бы уже достиг цивилизации, внезапно впал в дичайшее варварство (и даже США, для которых европейские варварские бойни вроде бы гремели где-то далеко, под шумок ввели-таки налоги - не отставать же!). Мы привыкли думать, что впадение мира в варварство может произойти лишь в результате планетарной катастрофы - падения астероида там, зомби-апокалипсиса или ядерной войны. То есть тогда, когда человечество со всеми его техническими и культурными достижениями уничтожается физически, а выжившие оказываются в новых темных веках.

Но оказывается, что апокалипсис необязателен. Я уже описывал недавно, что такое черный лебедь. Это резкое событие, внезапно возникшая проблема, которая вызывает в обществе лавину неадекватных действий. И эти действия наносят колоссальный ущерб, несопоставимый с той проблемой, которую пытались решить.

Неадекватные действия - это то самое варварство и есть, во всей красе. Сегодня мы с вами понимаем, к примеру, что сжигать посередь городской площади на костре человека, за то что он имел неправильные представления о догматах святой католической церкви - это дикость. А лет 400 назад этого не понимали. Сегодня мы понимаем, что отправлять человека в концлагерь за неправильную национальность, неправильное классовое происхождение или за рассказанный про правительство смешной анекдот - это дикость. А сто лет назад этого не понимали. Ну и тд и тп.

Остается вопрос - откуда берется варварство? Откуда оно у дикарей, понятно. Варварам и положено вести себя по-варварски, они иначе и не понимают и не умеют. Но откуда берется варварство в цивилизованном мире? Как оно вообще возникает, так что вот вчера все были цивилизованные, а потом бац - и вдруг варвары! А потом бац - и опять как-то цивилизовались и недавнее прошлое вспоминают с ужасом и стыдом.


А все дело в технологиях. В тех самых технологиях, на которые было столько надежд в конце 19-го века. Или шире говоря, дело в переменах вообще. Когда мир меняется, сначала меняется именно мир. А не общество. Общество догоняет изменения. Понемногу их осмысливает, но всегда запаздывает по сравнению с самими изменениями. "Генералы всегда готовятся к прошлой войне" - это общеизвестное выражение и доказательств его правоты предостаточно (кстати, очень хорошо описано у Гильбо в его книге про постиндустриальный переход).
Но вдумайтесь в сам факт. Генералы - необязательно тупые придурки, зачастую это умнейшие люди, и уж всяко они эксперты в своем, военном деле. И даже они отстают от реальности. Давайте вспомним, как накануне Первой мировой немцы готовились к маневренной войне, с глубокими прорывами и охватами - а вместо этого получилась позиционная бойня. Или как накануне Второй мировой французы готовились к позиционной мясорубке, а получили маневренную войну. Как советские и эрэфийские генералы опозорились в Афгане и в Чечне.

Генералы и политики накануне ПМВ не были варварами. Они были цивилизованными людьми - образованными, культурными, умными. Да, они решились на войну, и война это конечно ужас, но ведь не ужас-ужас. Так они думали. Кто-то быстренько победит, немножечко перекроится политическая карта Европы, и дальше будем жить. А вышла бойня. Генералы и политики не _были_ варварами, вне всякого сомнения. Но они _оказались_ варварами - в новой, неожиданной и непривычной для них обстановке. Погибли миллионы человек, рухнули европейские империи, которые так радостно и в предвкушении начинали войну - их политики внезапно оказались тупыми дикарями.

Вы умеете кататься на коньках? Если умеете, вспомните, как оно было в первый раз. Как вы с трудом удерживали равновесие даже просто стоя на месте. Как вы падали на задницу при попытке сдвинуться с места. Как вы наконец смогли поехать - но при этом выглядели коровой на льду. Вы уже умели бегать и ходить, ловко и привычно, но оказавшись в ситуации "я в коньках пытаюсь ехать по льду", стали являть собой жалкое, душераздирающее зрелище. Вот то же самое произошло с Европой в начале 20-го века.




Мы являемся цивилизованными людьми в привычных реалиях. Когда реалии меняются, мы превращаемся в варваров и начинаем с размаху падать на лед на ровном месте, очень больно в него врезаясь всеми частями тела. Это, казалось бы, необязательно? Можно же понемногу научиться и привыкнуть? Можно. Но - прилетает черный лебедь. Где-то в Сараево стреляет браунинг. И вместо нормального освоения новой реальности, с получением от нее всех новых плюшек - начинается бойня.
Что меняет привычные реалии? Самые разные вещи. Иногда это новые социальные идеи - религия для средневековья, коммунизм для начала 20-го века. Иногда это новый технологический уклад. Иногда просто отдельные технологии, или даже отдельные технические новинки, военные в первую очередь - такой новинкой стал пулемет для ПМВ.
И вот, изменения идут постоянно, а общество постоянно запаздывает и периодически проваливается в варварство. Ценой чудовищных потерь и разнообразных ужасов накапливая опыт, чтобы потом оказаться опять в новой, непривычной ситуации.

(Сегодня, страх перед мрачным будущим стал общим для человечества, сменив собой радужные ожидания светлого будущего. Жанр научной фантастики сменился жанром фэнтэзи, когда попаданцы оказываются в привычных, исторически известных, контролируемых реалиях. А не в условиях мрачной неизвестности жуткого и непредсказуемого будущего. Когда читаешь "Ар-деко" Андрея Круза, или смотришь сериал "Пуаро" - видишь перед собой культурный, понятный, приятный для жизни мир. Мир, где уже была законность, но она еще не превратилась в средство тоталитарного контроля над человеком. Как кто-то сказал про Шарля де Голля - "он из той эпохи, когда курили в самолетах". Да. Курили в самолетах, причем пассажиров перед посадкой не раздевали догола. Пистолеты продавались в магазинах как кока-кола. Автомобили старались сделать помощнее и понадежнее, а не наоборот, и не брали налог с объема цилиндров, мощности и недостаточной "экологичности". С тех пор, рост технологий почему-то приводил к постепенному уничтожению элементарной свободы, к росту контроля и по сути, к постепенной ликвидации общества как такового. Вел обратно в темные века - и вот этих новых темных веков и боится человечество. Это та мрачная туча, которая застилает горизонт и подхода которой люди ожидают с ужасом и трепетом. Какая уж тут научная фантастика...)


Можно ли сбить черного лебедя на подлете? Не допустив эскалации варварства? Можно. Для этого нужно понимать, что все происходящие события, хорошие или плохие - происходят в обществе. Варвары не приходят откуда-то со стороны, варварство возникает в обществе. Для того, чтобы не погрязнуть в бойне, нужно соблюдать элементарную гигиену:
- Дистанцироваться от очагов возникновения варварства. Вспомните, кто получил профит от ПМВ и ВМВ? Америка, в первую очередь.
- Содержать общество в чистоте в состоянии монолитности, единства. В той же Англии сегодня, феодальные (!) власти делают все, что показать свою близость населению и единство с ним. Принц Гарри воевал в Афгане практически простым солдатом, а как только возникла всемирная истерия с эпидемией, поспешил объявить, что заразился - в числе первых, практически (*поправочка - это принц Чальз объявил, что заразился*). Общество, которое не разрывает ненависть и противоречия, устойчиво. Нет мотива для той самой лавины неадекватных действий, которые захлестывают в ситуации "социальной новизны" общества нестабильные.

В вышеупомянутой книге Гильбо есть глава про войну. Там описан, в общем-то, адЪ. Ну, мы с вами знаем, что такое гражданская война, читали - можем себе представить.
А потому, есть смысл сравнить действия властей в Англии или скажем Швеции, и действия властей в РФ, чтобы понять, где этот ад имеет все шансы начаться, а где нет. Кажется, кто-то не просто ждет черного лебедя, а прямо-таки этих лебедей прикармливает.





И еще одно соображение. На протяжении всей новейшей истории, мы наблюдаем один интересный феномен - постепенный отрыв технологий от человека. Изготовление каменных орудий или там одомашнивание животных - это тоже технологии. Владение мечом или умение изготавливать вино из винограда - технология. Но все эти технологии еще были неотделимы от человека. Позднее появилось индустриальное производство, но станок все еще был продолжением рабочего. Тот самый пролетариат для Маркса и Энгельса, как сегодня нам правильно поясняют коммунисты, был революционным классом не потому, что был бедным. А потому, что это был массовый класс профессионалов, без которых экономика не могла функционировать, и от которых зависели высшие классы.
Но по мере развития, технологии от человека стали отрываться. Уже можно сделать станок, который тиражирует продукцию без участия оператора, то есть рабочего. Уже можно написать программу, которая будет самостоятельно выполнять полезные функции вообще без участия человека. Вот это ваш Пенсионный фонд, даром прожирающий кучу денег и занимающий массу прекрасных зданий, можно заменить банальной программой. Которая будет работать вообще бесплатно. Летчика на истребителе можно заменить пачкой дронов, причем эти дроны будут дешевыми, а управляющий ими софт еще и самообучающимся.

Есть у революции начало, нет у революции конца.

И это, с одной стороны, замечательно - так ведь можно и до Золотого века докатиться. Освободив общество от неинтересного труда и дав людям возможность заниматься только интересным или вообще только игрой (в самом широком смысле слова). Вспомните, как ничтожная по численности прослойка дворян породила золотой век литературы и искусства - только лишь потому, что была свободна от обязательного труда. И это в эпоху, когда кроме как писать книжки гусиным пером или картины беличьей кисточкой, больше и заняться-то толком было нечем. Ну, я немного утрирую, конечно, но суть в том ситуация тогдашняя несравнима с современной - ни качественно, в плане богатства возможностей, ни количественно. Ничтожная численность тогдашнего свободного общества не идет ни в какое сравнении со свободным обществом, состоящим из сотен миллионов и миллиардов - а количество имеет свойство переходить в качество.

А с другой стороны, вот этот отрыв технологий от человека порождает колоссальный потенциал нестабильности, колоссальный потенциал вариабельности возможных устройств социума. И далеко не все эти варианты благостны и прекрасны, как эпоха Ар-Деко. Некоторые просто чудовищны, и это та самая черная туча на горизонте.

И вот, в ситуации, когда потенциал возможного хаоса, ужасов и тоталитаризма нарастает, имеет смысл не только вспомнить про важность общественного единства, единства всех слоев общества, того самого единства "партии и народа". То есть, правительства и населения, через некую посредническую структуру. Но и подумать о том, какую роль в этой ситуации начинает играть понятие авторитета, уважения и доверия. То есть о значимости отдельных людей, которые смогут в условиях потенциальной нестабильности стать источником единства и взаимного доверия.

В каком-то смысле, это ренессанс "монархической идеи" на новом уровне, на новом витке спирали.  Ренессанс идеи "человека-символа" (необязательно одного, и в новых условиях даже скорее всего не одного, а некоторого количества авторитетов), который объединяет вокруг себя общество, вокруг которого формируется общественный порядок за счет доверия. Маленький затравочный кристалл в расплаве, на который нарастает большой кристалл. Это только гипотеза, я не могу ее внятно обосновать, но мне кажется, что роль личной авторитетности человека может стать ключевой по мере отрыва технологий от людей. Ибо нужны какие-то точки сборки - раньше люди были привязаны к государству как к большой индустриальной системе, все были винтиками в машине, и эта машина их естественным образом объединяла в одно целое. Теперь такой машины не будет, так что будет объединяющим фактором, защищающим от хаоса в этих условиях?

И еще одно соображение. Любые противоречия опасны, лишь когда они остры. Какое-то время назад я тут уже приводил пример: вас может раздражать музыка, которую слушает водитель маршрутки. Это очень сильное противоречие между вами и водителем, которое может привести к конфликту. Но если вы и этот человек едете не в одной маршрутке, а в своих личных автомобилях, то это противоречие между вашими вкусами остается, однако оно теряет всякое значение. Рост автономности - это очень важно. "Чем выше забор, тем крепче дружба". Чем слабее взаимозависимость, тем больше доброжелательного интереса к друг другу. Постиндустриальная фаза, в принципе, именно к росту автономности и ведет. Вопрос, через что она ведет - через грязь очередной тотальной войны, или какой-то более-менее чистой и асфальтированной тропинкой?


И тут, наверное, стоит напомнить о причине, по которой запускают черных лебедей: колоссальный профит за счет малого усилия. Вы сбрасываете противоречия вовне, отыгрываете новизну ситуации на тех, кто готов стать варварами и устроить промеж себя бойню, чтобы вы тем временем получили опыт и профит. Если в обществе не существует ни защитных механизмов, ни единства и доверия между этажами общественной пирамиды - достаточно толчка, чтобы отправить это общество в хаос. При условии, конечно, что ситуация будет новой, непривычной, в которой люди поведут себя как варвары. А она становится именно такой. Поэтому некоторые страны сейчас "сосредотачиваются", чтобы не попасть под удар хаоса, а некоторые наоборот, делают все, чтобы стать тем царством, которое "разделившись в себе, не устоит".

История, она как известно учит лишь тому, что она ничему не учит. Поэтому кто-то сейчас, думаю, с разгона наступает на те же грабли, что и сто лет тому назад - чтобы повеселить зрителей со всего мира и показать максимально кошмарный пример того, как действовать в новых условиях ни в коем случае не надо. У кого-то страна останется страной, а у кого-то опять превратится в лабораторию с белыми мышками. Есть у революции начало, нет у революции конца.

Tags: политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 81 comments