greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Categories:

Листая старую тетрадь расстрелянного генерала...

Многое познается в сравнении. Вот например, люди верующие у нас, как правило, не любят товарищей большевиков. Ставя им в вину не только их деяния в отношении непосредственно Церкви и ее клира, но и многие другие, с позволения сказать, "перегибы". Ну, что тут сказать - кто бы спорил, но не я.
При этом, популярные среди современных коммунистов оправдания оных злодеяний непреднамеренностью (по крайней мере со стороны верхушки руководства большевиков), то есть срочностью стоявших перед большевиками задач, ошибками и объективными факторами - разумеется, с возмущением отвергаются. И опять-таки, кто бы спорил, но не я.
Сам подход большевиков к населению я готов объяснить "проблемой технаря", о чем тут немало написано. Но то подход, то есть готовность к принуждению всех и вся, а вот крайнюю, порой совершенно иррациональную жестокость этим, конечно, не объяснишь. То есть, злодеяние всегда остается злодеянием.

Однако, между критикой за ошибки и обвинением в злодеянии есть одна существенная разница. Критиковать других за ошибки вправе любой человек, при этом совершенно не требуется, чтобы сам критикующий никогда не ошибался. А вот выдвигать обвинения в злонамеренности, преступности мотивов и жестокости имеет моральное право лишь человек, сам стоящий нравственно выше подобного. И это утверждение, кстати, более чем соответствует Евангелию, в котором есть весьма разумный совет вынуть сперва бревно из своего глаза, прежде чем указывать другому на сучок в глазу. А также не менее известное предложение к обвинителям "кто без греха, пусть первый бросит камень". И едва ли кто-то из верующих станет с этим спорить. Конечно же, всякий православный человек не считает ни себя самого светочем добродетели, ни всю Церковь в целом состоящей из ангелов во плоти. Ибо "вся Церковь есть Церковь кающихся, вся она есть Церковь погибающих". В общем, все мы люди, и грехи есть у всех, у кого больше, у кого меньше.

Но и обвинения же в адрес коммунистов - это обвинения не просто в некоей недостаточной нравственности. Это обвинения в переходе всяких границ элементарной человечности, обвинения в чудовищной и вдобавок массовой жестокости, совершенной в отношении людей, за которыми не было соответствующей вины. Кроме того, для верующих деяния большевиков являются еще и ярким примером того, как ведут себя безбожники и богоборцы. Иллюстрацией любимого ими тезиса "если Бога нет, то все позволено".



Ну и поскольку все познается в сравнении, давайте сравним. Конечно, мы не будем скатываться в классический холивар "кто вел себя хуже", типа - да, РПЦ вела себя в свое время со старообрядцами ничуть не менее жестоко, чем коммунисты с РПЦ. И позже в РИ имел место вполне себе хардкорный религиозный тоталитаризм, с совершенно неиллюзорными карами за недостаточную религиозность. Но мы ведь не скатимся в холивар, правда?

Нет, не скатимся. Мы с вами, уважаемый читатель, в рамках этого рассуждения поступим по-христиански. Ибо сказано - какой мерой мерите, такой и вам отмерят. Мы не будем судить одних людей по поступкам других людей. И даже не станем требовать равной оценки по делам - ведь если советская власть это плохо, потому что большевики репрессировали невиновных и использовали принуждение в религиозной сфере, то тогда и Церковь это плохо, ведь она делала тоже самое. И более того. Мы не станем сравнивать лишь идеологию, забыв о конкретных деяниях в рамках оной идеологии - ведь нам всегда могут сказать, что коммунисты лишь на словах мечтают обо всем хорошем для человечества, а на самом деле - преступники, грабители и тоталитаристы.

Вместо этого, мы дадим Церкви фору, и фору огромную. Мы сравним идеологию Церкви, ее представления об истине и справедливости - с реальными деяниями большевиков. Причем не со всеми подряд, а только лишь с теми, которые справедливо оцениваются как злодеяния и преступления. Более чем существенная фора, согласитесь. Можно сказать, это будет крайне нечестное сравнение в пользу Церкви. В реальном споре такой подход вызвал бы бурное возмущение.



Я ограничусь тремя конкретными примерами из истории СССР. Первый пример - это репрессии, проведенные большевиками против представителей "враждебных классов". В рамках этих репрессий были сосланы в лагеря, перемещены в неблагоприятные условия или погибли при перемещении, а нередко и прямо убиты были люди, которые ни формально, с точки зрения законов не совершали преступлений, ни какой-то нравственной вины за ними не было. Во всяком случае, никакой вины, которая оправдывала бы обращение с ними как с уголовными преступниками, совершившими тяжелые преступления.
Сюда же добавим фактическую ликвидацию большевиками свободы слова. Человек мог оказаться в "местах, не столь отдаленных" просто за то, что был в чем-то несогласен с текущей политикой партии и правительства.

Это, конечно, ужасно - когда невиновных людей наказывают как преступников. Однако, если мы сравним действия большевиков со взглядами Церкви, то поймем, что большевики проявляли вовсе не жестокость а преступную мягкотелость и не устраивали массовый террор, а проявляли избыточную избирательность в своих репрессиях. Ведь по мнению Церкви, абсолютное большинство людей, населяющих и населявших планету, отправится в ад. Причем для спасения недостаточно даже быть православным христианином по убеждениям. Надо еще регулярно ходить в церковь, как минимум, и это только формальная часть требований, а есть еще и неформальные.
Это как если бы большевики расстреляли все население страны, за исключением тех, кто состоял в комсомоле или партии и их детей, причем не просто состоял, а еще и регулярно посещал партсобрания.

Товарищ Данте был, конечно, не православным, а католиком. И не современным, а средневековым. Однако есть смысл напомнить об его представлениях, в известной мере отражающих не только тогдашнее, но и современное церковное представление о населении ада:
Первый круг ада - лимб. В нем содержатся добродетельные нехристиане и некрещеные младенцы. В качестве примеров товарищ Данте поместил туда, в частности, Платона, Аристотеля и знаменитого врача Авиценну. Участь людей в лимбе - безболезненная скорбь. Вечная безболезненная скорбь.
В третьем круге находятся гурманы и чревоугодники. Их наказание - гниение под дождем и градом. Вечное, конечно.
В пятом круге находятся гневные и унывающие - они вечно дерутся друг с другом в грязном болоте.
В шестом круге страдают еретики - они лежат в раскаленных могилах.
В седьмом круге среди прочих мучаются богохульники - они изнывают в пустыне под огненным дождем. Вечно изнывают - куда там большевикам с их "десяточкой" за политический анекдот.

Обратите внимание - даже добродетельные нехристиане и заведомо абсолютно невиновные некрещеные младенцы навечно отправляются в ад. Причем оказаться отнесенным к категории добродетельных нелегко, ведь такие тягчайшие преступления, как сладострастие или гурманство, обрекают тебя уже не на вечную безболезненную скорбь, а на вечные пытки. Надо ли говорить, что в сравнении с церковными представлениями о божественной справедливости, товарищи большевики это просто дети малые? Или представьте себе, что сделали бы с вами коммунисты за хулу на товарища Сталина. Ну, в самом крайнем случае, расстреляли бы, но скорее всего вы бы отделались сроком. Детский сад какой-то - что такое даже пожизненное заключение в Гулаге, по сравнению с с вечным нахождением под огненным дождем?

У современной Церкви нет, конечно, столь четких представлений, кто чего заслуживает в будущей жизни. Есть более или менее жесткие мнения, и например вопрос спасения некрещеных младенцев является вполне дискуссионным. Однако сама дискуссионность тоже показательна, потому что речь идет, по сути, о возможном наказании заведомо невиновных, да еще и детей. Или, к примеру, как минимум нормальным и приемлемым является для Церкви представление, что все иноверцы и атеисты пойдут в ад.

По сравнению с вечным адом, предполагаемые некоторыми православными священниками, божественные наказания в рамках земной жизни - вроде тех же коммунистических репрессий за "отступление от Бога и Помазанника Божьего", или сожжение детей в кинотеатре за показ в нем фильма "Матильда" - уже выглядят не такими уж и жестокими.

Кстати, обратите внимание - православный человек может высказывать предположения вида "раз наши соотечественники не хотят поститься добровольно, Бог накажет страну и они будут поститься невольно" или "все католики и атеисты пойдут в ад". И такие предположения не ставят под сомнение его статус православного христианина, с точки зрения Церкви. Равно как человек может совершать даже вполне серьезные уголовные преступления, не говоря уже о том, что он как человек может просто быть говном. Но это не повод отказать ему в звании христианина. А вот если человек усомнится, например, в том что Бог это Троица или что Христос был Богом - то это сразу вылет из РПЦ.
То есть, очень хорошо видна разница - что есть простительная ерунда, а что серьезно.
Кстати, в раннем СССР человек мог убивать и пытать невиновных, оставаясь при этом коммунистом и товарищем. А вот хула на Маркса-Ленина-Сталина - сами понимаете, не прощалась. Совпадение? Не думаю.



Второй пример. Товарищи большевики очень жестко относились к пленным. Не к чужим - к чужим, например к немцам, они относились вполне гуманно. А вот к своим солдатам, попавшим в немецкий плен, отношение гуманностью не отличалось. Могли посадить, могли даже расстрелять. И еще момент. Пленный может иметь ценную информацию, которая нужна врагу. Как на войне поступают с пленными, из которых надо добыть информацию - всем хорошо известно. Так вот, пленный с точки зрения советской власти не имел права выдавать врагу военную тайну даже под пытками. Для сравнения, в армии Израиля устав разрешает пленному военнослужащему выдать информацию при угрозе пыток.

И вот, в представлениях Церкви есть любопытная параллель. С ее точки зрения, каждый христианин - потенциальный мученик. Если вы попадаете в руки врагов христианства, и они требуют от вас отречься от вашей веры, угрожая убийством или даже пытками - вы должны, как говорится, держаться. Казалось бы, почему? Ведь вы даже не выдаете никакой информации врагу, речь всего лишь о формальном жесте выживания для. Но - вот такой хардкор. Раняя история Церкви это история мучеников, и именно мученики составляют, ткзть, исходный "зал славы". Одним из самых знаменитых примеров является семья девочек Веры, Надежды и Любви и их матери Софии. (Вообще, подобная коллекция имен - имя матери переводится как Мудрость - наводит на мысли о фальсификации, но в данном случае нам важна не историчность факта, а отношение к нему). Эти три девочки были жесточайшим образом замучены, а их мать, насколько я помню, сошла с ума от этого - и важно здесь то, что такое поведение и такое воспитание детей подается нам как положительный пример.
То есть Церковь считает, что детям (не солдатам, детям!) надо внушать мысль о том, что они должны терпеть пытки, предпочтя их отказу от религии, даже чисто формальному. И по мнению Церкви, именно мучительная смерть во имя веры - даже детей - угодна Богу.



Третий пример. Большевики, много говорившие о свободе, в действительности превратили людей в собственность государства. В частности, это выражалось в запрете на эмиграцию (и даже на поездки в социалистические страны Восточной Европы).
С точки зрения Церкви, это видимо должно быть совершенно нормально и глубоко верно. Ведь Церковь считает, что люди - рабы Божии, и что Бог не предполагает для людей (разве что в рамках краткой земной жизни) возможности существовать как-то отдельно от Него. Или с Ним, или в аду.



Такие дела. Фактически, с точки зрения Церкви, все люди приговорены еще до рождения, и приговорены к вечным мучениям. Вечным! Вам необязательно совершать какие-то серьезные преступления, чтобы быть навечно приговоренным. Это, товарищи, вы все получите автоматически.
И только лишь ценой очень больших усилий, очень серьезных самоограничений, ценой совершения массы добрых дел и, главное, только при условии правильной веры - вы имеете шанс избежать ада. И только шанс, не гарантию, а лишь надежду. Представьте себе, что Сталин заявляет советским людям: мы убьем вас всех, кроме тех, кто нам делом докажет, что он настоящий коммунист. Нет, товарищ Сталин все же отличался крайним либерализмом...

Таким образом, Церковь не просто предстает много худшей организацией, чем ВКП(б). А худшей в пятой степени:
Во-первых, даже не имеющие оправданий деяния большевиков хотя бы имели объяснения. Они хотели провести коллективизацию, они хотели избавиться от влияния на общество инакомыслящих, они хотели чтобы пленные не выдали врагу военных тайн и тд. Богу же, о котором так "хорошо" думает Церковь, по представлениям самой Церкви никто ничем не угрожает. И никаких объективных причин обрекать католиков, атеистов, гурманов и любителей близких отношений с женщинами на вечные пытки у Него нет.

Во-вторых, хотя большевики и репрессировали людей без их реальной вины, но по крайней мере до репрессий за гурманство или непосещение партсобраний у них не доходило.

Во-третьих, что бы большевики не сделали с конкретным невиновным человеком, это сущая ерунда в сравнении с вечными мучениями невиновного человека.

В-четвертых, большинство преступных жестокостей, совершенных большевиками, сами большевики вовсе не полагали обязательной частью своей доктрины. Эти злодения у них проходили и проходят по графе "перегибы", то есть эскцессы исполнителей и руководителей. Многие такие "перегибы" были признаны даже в сталинское время, а после смерти Сталина сами большевики реабилитировали массу репрессированных при его правлении. Современные коммунисты в отношении репрессий высказывают разные мнения, от "печальной необходимости" до "преступной жестокости отдельных лиц, порожденной тяжелой в целом эпохой". Но никто из них не утверждает, что репрессии в отношении невиновных были делом прекрасным и замечательным, которое следовало бы сделать даже в том случае, если бы к тому не было никаких поводов или причин.

В-пятых, большевики придерживались принципа "сын за отца не отвечает". То есть идея наказывать детей за грехи отцов (даже если этими грехами были совершенно реальные преступления) им была глубоко чужда. И опять мы видим со стороны товарищей большевиков преступный гуманизм и недопустимую мягкотелость, в сравнении с позицией Церкви. Для которой мы все виновны в грехе Адама, который - страшно сказать - нарушил запрет не кушать плода с конкретного дерева. И уже поэтому пойдем в ад, если только не приложим колоссальных усилий для личного спасения. А уж если вместо приложения усилий к спасению, мы будем гурманами, сластолюбцами или атеистами - ну тут, сами понимаете, мы только себя можем винить. Тут уже прямая дорога не просто в ад, а куда-нибудь на нижний ярус, где плач и скрежет зубовный сменяются дикими воплями из раскаленных могил.


Как ты смогла себя отдать
на растерзание вандалам,
Россия? (с)


Листая старую тетрадь расстрелянного генерала, я тщетно силился понять, чем этому глубоко православному человеку не угодили большевики. Излишним гуманизмом, наверное.
Tags: религия, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments