greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Category:
  • Music:

Свобода и альтруизм

Навеяно лекциями Галковского про коммунизм, в которых коммунистическая идея сводится, в первом приближении, к фейку. А также, замечательной песней Олега Медведева "Поезд на Сурхарбан".

Ранее я уже говорил, что:
- коммунизм и либертарианство это две стороны одной медали, и попытка выбрать что-то одно равна попытке выбрать между горячим и холодным.
- коммунизм действительно не имеет внятного описания будущего, но правые не просто не имеют внятного описания будущего, а принципиально отрицают необходимость об этом думать. Что собственно и естественно для "правой" половинки дискурса, ибо ее задача в другом - см первую ссылку.

Но есть и еще одно соображение. В общем-то, оно следует из того, что написано по первой ссылке, но это не так уж очевидно. Зато это очевидно из сопоставления того, что думают и как себе представляют мир конкретные представители правых и левых. Это очень ярко проявляется в текстах, выступлениях и даже в песнях, да - надо лишь обратить внимание.


Итак, несложно заметить, что правая философия сфокусирована на правах и потому она и называется правой. Это глубоко верно и о том, что такое право, о том что это фундамент цивилизации, здесь написано очень много. Но не труднее заметить и то, что идея права это идея защиты.

EOv18zkU8AAkdv4.jpg

Ибо речь о свободе, вашей свободе и свободе других людей, речь о свободном обществе, а свобода нуждается в защите.



Левая идея это идея солидарности и коллективного достижения целей, идея проектности. Проектность апеллирует не к свободе, а к альтруизму и доверию.

Правый мир это мир свободных индивидов, стремящихся к индивидуальным целям. Право и оружие, соответственно, ограничивает возможность в рамках этого стремления наносить ущерб другим. Даже чисто экономически, рост благосостояния общества с правой точки зрения является результатом достижения каждым индивидом личных целей. Вы построили завод по производству велосипедов, чтобы заработать денег - и благодаря этому другие получили работу или велосипеды. Правый мир управляется интересами, частными интересами, и в этом видит корень общего благополучия. А угрозу видит в насилии, в первую очередь естественно организованном (государственном, общественном).

Левый мир это мир сотрудничающих индивидов. Сотрудничающих не вынужденно, как вынужден создатель завода нанимать рабочих и платить им зарплату, а целенаправленно, нарочно. Если в правом мире общий интерес достигается в качестве побочного эффекта от преследования личных интересов, то в левом мире общий интерес является прямой целью, на которую все работают - не из личного интереса, а именно ради общего.

Конкуренция в правом мире это норма поведения и мировосприятия, а отклонением от нормы считается лишь нарушение правил конкуренции за счет чужой свободы, то есть переход некоей четкой границы. В левом мире конкуренция это уже отклонение от нормы, признак аморальности и деградации общества - потому что это борьба людей друг с другом за место под солнцем, а люди не должны так друг ко другу относиться.

Правая идея, с ее жаждой свободы и правом убить за попытку насилия, с помощью права ограничивает социал-дарвинизм в обществе. Ограничивает, предполагает и объявляет нормой - при соблюдении границ чужой личной свободы. Именно в этом смысле фашизм - идея во всем остальном типично левая - является отчасти правой, ибо это социал-дарвинизм. Такой вот парадокс.

Левая идея отметает социал-дарвинизм как безусловное зло, подразумевая нормой человеческих отношений только и исключительно альтруизм.

И опять таки нетрудно заметить, что обе идеи сами по себе совершенно утопичны. Попытка выстроить цивилизацию в расчете на всеобщий альтруизм это точно такой же абсурд, как попытка выстроить цивилизацию в расчете на всеобщее благо как результат всеобщей взаимной конкуренции. Лишь обе эти идеи вместе дают адекватную стереокартинку, лишь обе они в совокупности позволяют развивать цивилизацию. Лишь обе эти идеи вместе дают адекватную картину разделения общества на БРАТЬЕВ И ВРАГОВ. Интуитивно все люди ощущают важность обеих ценностей - и свободы, и альтруизма. Человек правых взглядов обидится на обвинение в эгоизме не меньше, чем человек левых взглядов на обвинение в тоталитаризме.

Но интуиция работает лишь на бытовом уровне, мораль и интерес, равно как и любовь к людям и желание от них дистанцироваться, без проблем сочетаются лишь в бытовом поведении человека. А на уровне абстрактного мировоззрения предсказуемо начинаются проблемы. Тем более, что людям кто-то сказал, что они должны ВЫБИРАТЬ между свободой и солидарностью. Должны выбирать между братством и автономностью.



Говоря образно, нормальная, полноценная, стереоскопическая картина выглядит как-то так:



В правой руке меч, а в левой, у сердца, спасенный ребенок. Этот монумент потрясающе символичен.
Рациональность, разум, борьба и месть, готовность убивать подонков - правая рука с оружием. Любовь, альтруизм, эмоция, нежность - в левой, держащей ребенка руке. Гениальный дуализм логически завершается поверженным символом зла - зла, которое использовало оружие для убийства невинных и эмоции для оправдания этого убийства.


ПС. Ну а товарищ Галковский, как всегда, прав. Как всегда, в частностях.

Вот то, что олицетворяет этот памятник - это нечто недопустимое. Исключенное. Запрещенное.
Левая солидарности и проектности не могла не возникнуть в обществе, но если бы она вошла в цивилизацию бесконфликтно и _встроилась_ бы в нее, это означало бы катастрофу. В смысле, катастрофу для подонков. Левая идея должна была войти в общество не на правах одного из его устоев, наравне с идеей правой, а на правах непримиримого антагониста правой идеи. Вы или за альтруизм, или за свободу. ВЫБИРАЙТЕ.

Чтобы дело пошло именно так, идею требовалось максимально изгадить, смешав с грязью и кровью. Ее сторонники должны были быть такими же утопистами, как правые, и должны были отрицать свободу и должны были утопить свободу в крови - во имя солидарности. Обязательно во имя солидарности. Честно во имя солидарности. Просто массовый террор не дал бы эффекта - мало ли в истории было злодеев и ужасов. Надо было, чтобы террор ассоциировался с бесплатной медициной, а очереди за продуктами с бесплатным жильем. Чтобы победа над Гитлером ассоциировалась с Гулагом, а полет Гагарина с "шарашками". Террор во имя альтруизма, успехи ценой террора. Как мы знаем, товарищи большевики справились с обеими задачами.

Это не только искажает восприятие и оценку, это искажает и взгляды сторонников левой идеи. Поскольку у нас вместо нормальной дуальности возникает непримиримое противоречия формата "или/или", то сторонники левого проекта отрицают права и свободы, да еще и имеют за спиной багаж массового террора. Причем не просто багаж террора, а багаж террора, который они как минимум оправдывают, они теперь на нем заякорены. Это теперь как бы "их" террор. А сторонники правой идеи на это смотрят и, естественно, в ужасе отшатываются. "Мы не хотим это трогать даже одиннадцатиметровой палкой!". И чем более они отшатываются, тем более приходят к мысли, что спасение только в правой идее, исключительно в правой. Левые же это сталингулаг!

Всем сестрам по серьгам.
Tags: политика, философия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments