greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Categories:

Террорист. Вторая версия

Однажды Ваня Добронравов умер и попал в рай. Рай выглядел просто потрясающе. Прекрасный сад с различными деревьями, на которых висели разноцветные плоды, справа - уходящее за горизонт море с широким песчаным пляжем и прозрачнейшей, с голубым отливом, водой, слева - виднеющиеся в туманной дымке горы. За деревьями, на берегу моря, виднелось что-то похожее на виллу или малоэтажный дворец - белого цвета, с небольшими колоннами и, вроде бы, с открытым бассейном.

Тут и там в саду стояли люди - сплошь молодые мужчины и женщины, все в одинаковых белых одеяниях - что-то вроде длинной, до колен, туники без рукавов. По тому, как они изумленно оглядывались вокруг, Ваня понял, что все оказались здесь одновременно с ним. Прямо перед Ваней росло дерево, донельзя напоминающее яблоню, плоды тоже очень были похожи. Ваня вознамерился было сорвать яблоко, но тут с небес прозвучал голос:
- Возлюбленные дети мои! Я обещал вам новое небо и новую землю. Сегодня вы их обрели!

Наступила тишина. А затем вдруг, без всякого голоса, Ваня внезапно узнал все о рае, в котором они очутились. "Как будто на диск файл скинули", подумал он. Оказывается, в раю можно было, просто пожелав, получить любую пищу, одежду и различные простые предметы - например, вилку или кружку, или молоток и отвертку, и так далее. А вот со сложными техническими изделиями так было нельзя - их надо было собирать подетально, причем для "заказа" детали требовалось досконально знать ее конструкцию и размеры. "Разумно", подумал Ваня. "Хочешь поесть или одежда нужна - получи, а хочешь в космос полететь - трудись, проектируй ракету, потом собирай ее. При этом никаких заводов и добывающих предприятий все равно не нужно". А еще они все были теперь, конечно же, бессмертны. Даже при случайной гибели человек вскоре возвращался обратно в рай, живым и невредимым. А еще та вилла, которую он разглядел за садом, принадлежала им всем - всем, кто появился в этом саду. Это было место для совместного времяпрепровождения. А еще у каждого из них было по домику на берегу, и еще по одному - в предгорьях. А еще, каждый из них мог запросто говорить с Богом - но возможность эта откроется позже, заранее неизвестно когда, но подразумевалось, что срок достаточно большой, речь о годах, а не о днях или неделях. Подумалось "наверное, чтобы сперва мы пожили своим умом, такими, какие мы есть". Еще он узнал, что в раю очень много людей, но все они пока, первое время, будут жить изолированными локациями, и опять же позже смогут встретиться. И еще массу другой информации узнал Ваня, просто сразу ее осознать он не мог из-за объема, но она хранилась в его памяти так же, как скажем в памяти школьника хранятся знания, полученные за время обучения. Потребуется - всегда можно вспомнить.

От осознания, как сильно ему и остальным повезло, у Вани захватило дух. Нельзя сказать, чтобы он не надеялся на рай - он очень надеялся, будучи человеком верующим. Но конечно же, уверенности у него не было, только надежда. Хотя он, конечно, старался быть добросовестным христианином. И вот теперь... Несколько минут Ваня стоял, застыв как изваяние, и краем сознания замечая, что так же стоят все остальные - с широко раскрытыми глазами, замерев в попытке осознать свалившееся на них счастье. Наконец, Ваня пришел в себя и, снова взглянув на яблоню, подошел, сорвал плод и откусил кусочек. Это действительно оказалось самое настоящее яблоко, но очень вкусное. Кажется, однажды в детстве ему попались такие же вкусные яблоки. А вот на некоторых других деревьях Ваня заметил необычные плоды, которые опознать не мог.

Ваня отвернулся от яблони и посмотрел на остальных. Ближе всех к нему стоял какой-то парень, молодой как и все, но с роскошной окладистой бородой. Ваня подошел к нему, по пути осознав, что кажется он стал выше ростом. Оглядев мельком свое тело, Ваня понял, что фигура у него стала стройной и слегка атлетичной - хотя он всегда был невысок и полноват, что его немного смущало. Всегда хотелось быть вот таким, каким он стал теперь.

- Здравствуйте! - сказал Ваня парню с бородой.

- Здравствуй! - радостно отозвался парень, сразу перейдя на "ты".

- Ваня, - протянул руку Ваня.

- Петр, - пожал ему руку молодой бородач.

Ване просто хотелось с кем-то поговорить, он подошел к парню безо всякой конкретной цели. Подумав, он спросил:

- Скажи, Петр, а кем ты был... ну, там, в прежней жизни?

- Монахом, - ответил парень. - С молодого еще возраста. Однажды я подумал, какой смысл в мирской жизни, если наша цель там, на Земле - спасти свою душу для вечности? Какое-то время жил с этой мыслью, а потом взял да и ушел в монастырь. Хотя я и умер не старым, мне всего сорок лет, но подхватил эту модную болячку... В больницу, на ИВЛ, и всё.

Заметив, что они разговаривают, к ним подошла девушка, до того стоявшая неподалеку. "Очень красивая девушка", подумал Ваня, - "и лицо, и фигура" (туника была непрозрачной, но тонкой, и одета была на голое тело, как и у него). Тут Ваню прошибла мысль - а как тут, в раю, с этим делом вообще? Тут можно или нельзя? Ваня поискал в свалившихся на него знаниях, но там ничего не было. Там вообще не было никаких правил, законов, запретов, разрешений и тому подобного. Ваня прислушался к своему внутреннему ощущению и понял, что он чувствует по отношению к девушке то же, что и любой другой молодой человек чувствовал бы на его месте. "Хм", подумал Ваня, "вот это да...". Он всегда считал, что в раю должно быть как-то иначе. Как именно иначе, он конечно же не знал и даже не представлял, но вот как-то иначе. А тут вот так... "Интересно, а детей в раю можно завести?".

Они познакомились с девушкой, которая назвалась Светой. В земной жизни она была дизайнером, и еще молодой погибла в автокатастрофе.
- Ты ведь православная? - полуутвердительно спросил ее Ваня, сам не зная почему - ведь ответ был очевиден.

- Ну... - немного смутилась девушка, - я крещеная, бабушка у меня была очень верующая. В принципе я в Бога верила, даже в церкви иногда бывала - с бабушкой в детстве, а потом еще на Пасху иногда ходила.

"Вот так да!" - подумал Ваня. "Все страньше и страньше... Как это так?! А с другой стороны, ну неужели вот эту милую, приветливую и явно очень добрую (это как-то сразу чувствовалось) девушку Бог отправил бы в ад...". Тут Ване пришла в голову интересная мысль. Он вообще был парнем неглупым и любознательным, и даже в школе отлично учился безо всякой зубрежки - ему просто было интересно.

- Света, а можно личный вопрос? Я безо всякого подтекста, если что, мне просто хочется понять одну штуку...

- Спрашивай, - улыбнулась ему Света.

- У тебя там, на Земле, был парень? Или муж? Я просто подумал... а вот мы тут - по какому принципу оказались? Я имею в виду - именно здесь, вот в этой "локации"? Есть ли тут наши родственники, предки, близкие, дети? Локация большая, вон сколько отсюда до гор, может быть, здесь тысячи людей... И мы сможем кого-то из своих найти. С другой стороны, почему тогда мы сразу не оказались рядом с ними?

- У меня был парень, но мы с ним разошлись, как раз незадолго до... Так что мой пример тебе не поможет, - снова улыбнулась Света. - А у тебя? И у Петра? - посмотрела на того Света.

- Петр был монахом, - ответил Ваня, - а у меня была девушка, но мы... просто встречались, не сказать, чтобы вот прям влюблены были. В принципе, для меня начать все с чистого листа - нормальный вариант, так что я не показатель, а Петр тем более.

- В воскресении не женятся и не выходят замуж, а пребывают, как ангелы Божии на небесах, - процитировал Петр Евангелие. - А дети, если они взрослые - они самостоятельные люди, зачем их смущать присутствием родителей? Тем более, как мы поняли, мы тут только временно закрыты в этой, как ты говоришь, "локации". Потом, думаю, мы сможем найти всех, кого захотим... А вот то, что ты, Иван, с девушкой своей в грехе жил, а Бог тебя все равно помиловал и в рай тебя поместил - то великая его милость!

Петр сказал это безо всякого презрения, наоборот, видно было его искреннее сочувствие и радость, поэтому Ваня совсем не обиделся. Да он и сам считал так же.

- Согласен, - кивнул он.

Петр и Света тоже кивнули, улыбаясь. Вообще они все время разговора улыбались друг другу. Настроение у всех было такое, что хотелось летать, или петь, или то и другое сразу.

- А вот... - Ваня замялся, подбирая выражения. А вот... отношения между мужчинами и женщинами... с этим как тут?

- Шутишь? - недоверчиво взглянул на него Петр. - Какие могут быть, в этом смысле, _отношения_ тут, в раю? Иван, это же... ну, не то чтобы грех совсем, но оно - для продолжения рода. И только. А иначе - грех. То есть, оно само по себе - грех. Но _там_ оно было нужно, человеку Бог заповедал плодиться и размножаться, а здесь-то зачем грешить? Ради греха лишь? В раю греха нет, - и Петр развел руками, снова добродушно улыбнувшись.

Ваня, хотя и смотрел в этот момент на Петра, сразу заметил, что Света как-то смутилась и, кажется, неуловимо погрустнела, хотя и старалась это скрыть. Возможно, в другой ситуации Ваня просто продолжил бы дискуссию, поспорил бы. Но у всех было состояние, близкое к эйфории. Да собственно, не близкое, а именно такое оно и было. Поэтому Ваня поймал драйв. Он взглянул на Свету, усмехнулся и сказал:

- А ну-ка!

И в его руке появилась бутылка шампанского. Он нагнулся, поставил бутылку на зеленую траву рядом с каким-то цветком, а затем поставил рядом, один за другим, три бокала. Сорвал цветок, выпрямился, и протянул его Свете. Выражение ее лица... Ване оно понравилось. Затем он открыл шампанское, отвернувшись и выстрелив пробкой в яблоню, и разлил шипящее вино в бокалы. Протянул один Свете, второй Петру, а третий протянул к ним, предлагая чокнуться. Света, взглянув ему в глаза - глазами, которые, казалось, заискрились, как шампанское на солнце - чокнулась с ним. Петр протянул руку и взял бокал, посмотрел на них ошалелым взглядом, тоже чокнулся, но с запозданием на пару секунд и как-то механически. Все попробовали вино. Ваня в очередной раз заметил, что вкусовые ощущения - как в детстве. Яркие, насыщенные, чистые. Улавливаешь такую гамму нюансов...

Он снова посмотрел на Свету. Глаза Светы, которые смотрели на него, казалось - смеялись. Через пару секунд, Ваня перевел взгляд на Петра.

- Петр... Знаешь... Ты, кажется, неправ.

Петр смотрел на него с изумлением. Перевел глаза на Свету, потом снова на него. Потом снова на Свету. Но на этот раз он, с некоторым смущением, оглядел ее всю снизу вверх. Специально - это было видно - задерживаясь взглядом на нюансах фигуры, выступающих под тонкой белой туникой. Потом снова на Ивана, с тем же изумлением во взгляде:

- Вань, ты чего? _Этого_ нет! Мы более не грешим! В нас нет больше _этого_! - и он снова посмотрел на Свету. А Света, с вопросом в глазах - на него.

- Вот, смотри! - и он показал на Свету рукой. - Красивая девушка, этого не отнять. - Я смотрю на нее, и я рад, что она красивая. Я рад, что мы все молоды и прекрасны. Мы не будем болеть, стареть, мы бессмертны, мы уподобились Богу в Его совершенстве. Совершенстве - и, насколько это возможно для человека, пусть и пребывающего в раю - в Его безгрешности. - Светлана, прости меня, что я так на тебя смотрел. Извини! Я просто хотел проверить то, что сказал сейчас Иван. Пребываем ли мы во грехе или нет - да простит меня Господь за сомнения. Я проверил. Но нет, мы не во грехе. Когда я был монахом, мне приходилось бороться с помыслами, ну - вы понимаете... Плотские желания, это естественно для человека, чья природа - природа падшая. Но я знал, что это все просто соблазн, он временный, и мы в силах его преодолеть ради вечности и настоящей любви. Не плотской. И вот теперь я убедился. Это, действительно, так! Еще раз прости, Светлана, но я специально посмотрел на тебя, чтобы испытать то чувство, которое должен испытывать грешный, смертный, земной человек. Его нет!

Ваня и Света с сомнением смотрели на Петра. Потом переглянулись. Потом Ваня на секунду опустил глаза и задумался.

- Петр, - наконец сказал он. - Как тебе шампанское?

Петр замешкался.

- Хорошее, - сказал он наконец, явно смутившись. - Дорогое, наверное. Ну... _там_ было дорогое.

Ваня внимательно посмотрел на Петра.

- Я не разбираюсь особо, просто слышал, что есть такое дорогое, "Вдова Клико" называется, его и заказал. Раньше не пробовал. С моей-то зарплатой... И тут Ваня еще раз посмотрел на Петра, а потом перевел взгляд на Свету.  Слушайте, а пойдемте на пляж? Искупаемся! Позагораем. А там дальше - эта "вилла". Там потусить можно. "Интересно, а музыка там есть? Какой-нибудь музыкальный центр, ну или компьютер с колонками, чтобы вечером медляк поставить.... Потанцевать... со Светой."

- У меня купальника нет, - сказал Света. - Ой! - засмеялась она. - Сейчас, мальчишки, я на пять минут, переоденусь. Куда бы здесь спрятаться, - огляделась она. Сад был прекрасен, но никаких зарослей или кустов, способных создать уединение, в нем не было.

- Пойдем на эту виллу, - предложил Ваня.

- Точно, давайте! - обрадовалась Света.

- Свет, минуту, я тебя догоню, хорошо? - сказал Ваня. - Я просто Петра спросить хотел...

- Ок, давай, я как раз переоденусь! Приходи тогда сразу на пляж, ладно?

- Ага, давай :)

Ваня посмотрел на Петра, у которого во взгляде читалось даже не недоумение, а как в бородатом анекдоте, "состояние полного охуевания".

- Петр, ты как? - осторожно спросил его Ваня.

- Вань, честно, я не понимаю... Ты и Света... У вас... у вас обоих реально всё так, как _там_?

- Да. Один в один. Даже, наверное... как-то ярче, что ли. Вот ты шампанское попробовал, и как? Оно конечно дорогое, хорошее, может быть дело в этом. Но я вот я яблоко попробовал, - Ваня показал надкусанное яблоко. - Оно очень вкусное, само по себе, оно вкуснее обычного, но я и вкус чувствую лучше. Как в детстве.

- Ваня, я не понимаю. Вот я всю жизнь - ну, все последние годы - молился, постился, избегал женщин. Я их вообще не знал, сначала так получилось, а потом я подумал - зачем? Вино я пил, да, но немного, не напивался. В монастыре - вообще по чуть-чуть, по праздникам. Если честно, я удивлен, что Света здесь. Она же невоцерковленная, по сути. Ты еще ладно... Нет, я рад, что мы все спаслись. И за тебя, и за Светлану... Слава Богу! Но почему? Почему мы здесь вместе, рядом, но ты говоришь, что у тебя все как там, а я - изменился? Вань, я действительно ничего не чувствую! Вот Света - красавица, платье это, облегающее... Раньше я бы взгляд отводил, я и сейчас отводил, пока ты не сказал. Тут я специально посмотрел - вообще ничего, никакой реакции. Ни-че-го!
Вань, но мы же с тобой в раю! Я в раю и ты в раю!

Петр перевел дух, посмотрел на Ваню и продолжил:

- Ну хорошо, я ошибался. Я думал, что мы как ангелы тут будем, а оказалось - нет. Как люди. Ну вот даже с техникой... Можно ракету сделать, представляешь? Или автомобиль. Автомобиль в раю... Ну ладно. Можно и можно, пути Господни неисповедимы. Ему - виднее. Но почему ты - вот так, а я - иначе? Я не говорю, что ты сейчас грешишь - если Господь благословил, то значит, не грех это. Но почему мы разными стали? Если в раю вот так...

- Не знаю, - задумался Ваня. - Слушай, но ведь это рай, да? Ведь рай, не сомнений?

- Ну да...

- А рай, это ведь такое место, где каждому хорошо? Но у каждого свое представление о том, что хорошо. Если человек хочет чего-то плохого, зла другим желает - он ведь в рай не попадет? А если он другим добра желает, то он попадет в рай. Так получается. Но мы же разные. Ну... мы, хотя всем желали добра, но добра мы желали - разного. Вот с этими разными желаниями мы тут и оказались.

- И что теперь? - спросил Петр, в некотором недоумении.

- Мы хотели не только добра, мы хотели избавиться от греха. От зла. От того, что мы все считали злом. И мы от этого избавились. Вот посмотри, я в той жизни был толстым, а стал, - тут Ваня развел руками, еще раз с удовольствием оглядев свою фигуру, - стал вот таким. А ты боролся с похотью, с желаниями в отношении женщин - ну, вот ты это и получил.

- Ладно, я к Свете. Ты как, пойдешь купаться? - задал Ваня риторический вопрос.

- Я... Нет, извини, я пойду еще пообщаюсь, тут столько народу...

- Ну давай, подходи потом, если что.
Tags: религия, серия_террорист
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments