November 17th, 2010

Замечательно просто :)

 Руководителем Транснефти в золотой период строительства был легендарный мужчинка по имени Семен Вайншток. Один из самых Эффективных Менеджеров страны.

Он сидел в компании с 1999 по 2007 годы. Отгружал бабло КАМАЗами поэтому и стал таким легендарным.

Потом в Кремле решили, что долю бабло-КАМАЗов, направляемых в их сторону, нужно увеличить и поэтому Вайнштока стали сносить.
А на его место заводить другого мужчинку по имени Николай Токарев.


Бывший коллега и кореш Владимира Путина (фотографию этого мужчинки выкладывать не буду, вы его знаете).

Посколько Вайншток платил всем вокруг - снести его было нелегко. И в течение нескольких месяцев после своего ухода он продолжал контролировать компанию. Поэтому для зачистки Транснефти от недружественных элементов, нежелающих направлять бабло-КАМАЗы в нужную сторону, была дана Высшая Политическая Команда: провести детальную честную проверку святая святых - строительства ВСТО.
Для чего и выписали Счетную Палату РФ в том числе.

Об отчетности.

 Совершенно случайно прочитанная статья одного священника привела меня к одной интересной, на мой взгляд мысли.
Сначала - отрывок из статьи:

"По-своему изумила и одна из поставленных руководителем миссионерского отдела задач: выработать критерии оценки работы миссионера. Не знаю, справится ли с этой задачей съезд, но у меня она породила целую цепь последовательных мыслей.

Думаю ни для кого не секрет, что одна из болезненных проблем нашего общества – бюрократизация не знающая границ. Как ни странно, но и церковные структуры во многом копируют структуры государства со всеми вытекающими отсюда проблемами. Практически любое живое дело погибает, как только его начинают загонять в административные рамки. Сегодня не мало было сказано о необходимости общин на приходе, о привлечении активных мирян, об их ответственности. И это прекрасно! Но как можно отчитываться за добровольный порыв? Как оценить лепту вдовы? Автор наблюдал уже плачевную картину охлаждения людей, как только от них начинали требовать фото или литературных отчетов, потому что таких отчетов требуют от духовенства. От бездушного чиновничьего подхода люди либо опускают руки, либо продолжают работать самостоятельно обходя церковные структуры стороной. Опять же, прекрасны слова о необходимости подвижников в миссионерстве, о полном самоотречении. Но в системе отчетов кто будет выглядеть лучше? Конечно, тот, кто напишет красиво и правильно. У настоящего подвижника есть на это время и желание? Безусловно, нет. Если мы изначально знаем, что система отчетности порождает не подвижников, а бюрократов, то зачем сами загоняем себя и церковную жизнь в заведомый тупик? Напрашивается вывод о необходимости свободы для делателей. Мы либо доверяем друг другу и созидаем каждый на своем месте, либо строим систему принуждения и страха, что в моем представлении слабо согласуется с природой Церкви."

А мысль вот какая: сама по себе идея требовать с исполнителя, самостоятельно работающего "в поле", какую-то отчетность - порочна. 
Проверяющий должен вырабатывать собственные критерии эффективности сотрудников, да - но опираться при этом на их отчетность глупо.
У исполнителя задача одна - эффективно работать. А проверяющий, который хочет судить о его эффективности, требуя с него формализованного отчета - дурак либо халтурщик.
Отчетность хороша при погрузке тюков - кто больше погрузил, тот и молодец. А если еще и бумажку написал ровным почерком  - вообще герой. 

Неужели не очевидно, действительно - что сама по себе идея контроля, например, качества работы милиции на основании их же отчетности (раскрываемости там и тп) - это системная ошибка? Или лучше сказать, следствие безсистемности мышления...