December 20th, 2010

Перепост

Хорошая статья Холмогорова. Особенно понравился вот этот кусочек:

Вместо вызванных нынешним страхом перед сепаратистскими угрозами республиканских элит попыток лицемерной «деэтнизации» преступности следует, напротив, предельно жестко составлять рейтинги действительного положения с этническим криминалом в тех или иных регионах России. Общины, оказавшиеся в «первой тройке» по количеству преступлений должны подвергаться на территории региона достаточно жестким санкциям и ставиться под особый надзор. Легальное пребывание этих общин на территории региона, где отмечена их повышенная криминальная активность, должно быть максимально затруднено. Преступления с «этнической составляющей» должны рассматриваться как особо тяжкие, а в состав наказания обязательно должны включаться значительный штраф и конфискация имущества осужденного, каковые и следует исполнять неукоснительно.


И еще вот этот, пп идей отделения Кавказа от России:

"Если представить себе такое усиление военно-политической мощи России, что оно позволит без проблем реализовать план отделенцев, то в этом случае в реализации этого плана... попросту нет никакой необходимости. Страна, которая способна будет построить стену поперек Кавказа, способна будет, тем более, сделать так, что такая стена попросту не понадобится. Страна, которая способна была бы депортировать миллионы людей, внезапно объявленных иностранцами, тем более способна заставить вести себя адекватно и жить на местах всё те же миллионы. Другими словами, необходимое условие для решения вопроса о «Великой Кавказской Стене» является условием, делающим подобное сооружение ненужным."

Я плакаль

http://doppel-herz.livejournal.com/310527.html
 
"Замечательный рассказ-зарисовка из жизни современной Франции. Тут даже прибавлять ничего не хочется, чтобы не испортить впечатление излишним морализированием:

«Вчера был свидетелем прекрасного.

Недалеко от нас расположен французский супермаркет «Cora» (Кора, ударение на последний слог). Мы изредка (не чаще 3 — 4 раз в году) наведываемся туда за свежайшими (без дураков) морепродуктами в ассортименте, каких и в KaDeWe не встретишь, и прекрасной выпечкой. Ну, вы знаете — длинные такие батоны, baguette называются. Кроме багетов, есть много всего вкусного и не то, чтобы дорого. В общем, праздник живота.

Супруга зависла в рыбном, я же передислоцировался в булочно-кондитерский. А там — очередь. Небольшая, но внушительная — человек 10 — 12. Ждут пресловутых багетов. Их вывозят по нескольку штук — прямо из печки, и сейчас — производственная пауза.

Западноевропейская очередь на советскую не похожа: никто никому в затылок не пыхтит, все стоят интеллигентно, соблюдают приват-дистанцию. В составе очереди, французской an masse, явно выделялись четыре фигуры — двое русских (руссо туристо как тип узнаваем всюду) и двое оккупантов «сынов пустыни» в характерных одеяниях — ночнушки до пят, полотенца на голове и бородищи лопатами. Громко, не стесняясь проклятых кяфиров, обсуждают на своём поэтичном наречии не пойми что. Стоят, кстати, красавцы, тоже интересно — отдельно от очереди, чтобы случайно не оскоромиться.

А вот и багеты — ровно 12 штук! Каждый упакован в узкий бумажный чехол (из гигиенических соображений). На половину очереди (кто-то берёт по 2, кто-то по 3) должно, по идее, хватить. Но — не тут-то было. «Сыны пустынь», продолжая свой пространный — не иначе, как богословский — диспут, с царственной непосредственностью перегружают все 12 багетов к себе в тележку и, нежно улыбаясь друг другу, величаво отчаливают в сторону касс.

Как известно, русскому характеру любая несправедливость немедленно встаёт поперёк горла.

— Ни х*я себе. Это чо за на*уй?! — довольно громко изумляется первый русский.
— О*уели ваще, бля, — соглашается второй.

Французы, разинув рты, следят за разворачивающимся спектаклем: оба русских (уж и не знаю, кто такие, по виду — нефтяники в отпуске, и как только оказались в этом заштатном французском городишке?!), прервав содержательный диалог, устремляются наперерез сладенькой парочке.

«Сыны пустынь» притормаживают и недоумённо смотрят на русских. Молча и сурово насупив брови, русские достают из вражеской тележки 10 багетов (2 оставляют — справедливость, знай наших!) и … возвращаются к очереди!

Видели бы вы, судари и сударыни мои, рожи этих бородачей. Мрак и туман — «АдЪ и ИзраилЪ!». Они не просто испугались — хотя русские их и пальцем не тронули — они натурально сдулись. Жаль, запечатлеть эту картину не представлялось возможным.

Вывалив багеты обратно в лоток, русские, ещё раз переглянувшись и пожав плечами, берут себе 1 (адын) штук и направляются к кассам. И тут французы начинают аплодировать и свистеть. Радостные возгласы, междометия, — сплошной vive la Russie.

Полагаю, эти французы на собственной шкуре поняли, как может отличаться одна оккупация от другой. Может, расскажут остальным?"