April 25th, 2011

(no subject)

 "Как нам реорганизовать Рабкрин? -- призадумался председатель рабоче-крестьянского правительства тов. Ленин, после физического уничтожения класса предпринимателей, в их терминологии "буржуев". Бизнес стал государственным, вместо буржуев управлять производством, закупками и сбытом стали чиновники. Но вот незадача, тут же отовсюду принялись все тащить, разворовывать. Пришлось создать рабоче-крестьянскую инспекцию -- Рабкрин, поставить во главе целого тов. Сталина. И объявить, что социализм есть учет и контроль. Учетчики и контролеры стали подминать под себя всех.

С тех пор каждый колхоз должен был отчитываться об ежедневных надоях, оплодотворениях скота и процентах вспашки и сева. Госбанк стал не банком, а финотделом единственного собственника всего сущего -- государства. Он выделял предприятиям, принадлежащим этому единственному собственнику, фонды -- на зарплату, на бензин. И строго контролировал выполнение этими "предприятиями" финансовых показателей.

Грозные красные директора приходили к девочкам-операционисткам на полусогнутых, жалобно вымаливая деньги на зарплату. Девочки строго хмурились, дескать, что же это вы, Иван Иванович, квартальный план-то не выполняете, а денег-то просите! Но за шоколадку соглашались.

Социализм почил, а рабкриновский кассовый чек остался. И в нем предприятие должно докладывать операционистке с какой такой целью оно снимает со своего счета свои деньги. Не просто написать распоряжение -- выдай столько-то моих денег, а доказать, что ты их снимаешь на благие цели. Расписать по кассовым символам -- столько на зарплату, столько на ГСМ, столько на семена, хозрасходы, предъявить подтверждающие документы
".

Не со всем там можно согласиться, но уж с процитированным точно...

Повторенье - мать ученья

 Многие в ленте перепостили текст avn_msk про Ливию, где мятежников в Бенгази вырезали местные бедуинские племена. И теперь НАТО от безысходности бомбит мирные города, лишившись уже даже статуса "защитников повстанцев". И Ливия проявила себя просто мега-устойчивой страной (с мега-устойчивой властью), особенно на фоне остальных... 

Так вот, не удержусь напомнить, что все это могло произойти только потому, что в Ливии есть вооруженный народ. Связка "своя власть+вооруженный народ" оказалась очень устойчивой - как против попыток "оранжевой революции", так и даже против нападения заведомо более сильного противника. Вот именно это и называется "народная власть".

Почувствуйте разницу между Ливией, где вооруженные граждане помогают правительству "решать проблемы" с внешним врагом (!) - и Белоруссией, где Батька кричит после теракта об изъятии оружия у населения... Я уже не говорю о России, где правительство теперь имеет право сажать граждан за отстрел бродячих собак. Что Батька, что Тандем наш - их власть на самом деле висит на ниточке. Им бы на обмен опытом съездить к Каддафи, что ли..

Народ, сегодня ведь не первое апреля, правда :)))))

Я плачу, лежа под столом и слабо дрыгая ногами - хохот меня практицки уже придушил :))))

На картинке вы видите эмблему, которую г-н Стариков предлагает в качестве логотипа "Профсоюза":



Честное слово, я не шучу! Можете убедиться сами http://nstarikov.livejournal.com/246930.html

Какая красота

 В первый же день оккупации Николаева он повесил за мародерство 7 своих солдат и двух офицеров.
«... мне не интересно, что подумают обо мне потомки. В Николаеве должны работать школы, театры и больницы. Всех большевиков, уголовников и анархистов казнить немедленно. Всех саботажников, что не хотят работать в общественных учреждениях, убеждать жалованием. Жалование выплачивать из моего личного резерва... большевиков расстреливать с особой тщательностью...».



"С уголовщиной в Крыму Слащев боролся неистово. Так, в игорном доме Симферополя (на углу Пушкинской и Екатерининской улиц) генерал лично арестовал трех офицеров, ограбивших еврея-ювелира, и велел их тут же повесить. Казнил своего солдата за гуся, украденного у крестьянина. Не посчитался с полковничьими погонами на плечах у изобличенного спекулянта и повесил полковника, которому покровительствовал сам генерал-лейтенант Петр Врангель.

Железный порядок в тылу и грамотная тактика боевых действий позволили Якову Слащеву продлить гражданскую войну на целых 14 месяцев. Вожди белого движения «отблагодарили» своего полководца. Интриги интендантской верхушки и лоббисты от военных спекулянтов достигли цели. Осенью 1920 года главнокомандующий вооруженными силами Юга России барон Врангель отстраняет Слащева от командования и рекомендует ему «подлечить нервы в частной клинике Ливадийского санатория»."
(...)

" 1921 году к опальному генералу случайно попадает текст тайного соглашения барона Врангеля с государствами Антанты. Оказывается, главком вооруженных сил Юга России столько пообещал Парижу и Лондону, что от «великой и неделимой России», в случае победы белых, остались бы одни воспоминания.

Слащёв открыто высказывает своё мнение: «Красные - мои враги, но они сделали главное - моё дело: возродили великую Россию!» И добавил в своем духе: «...а как они её назвали - мне на это плевать!».

Высказывание Слащёва тут же становится известным в Москве. Феликс Дзержинский быстро думает и совершает поступок. На заседании Политбюро он ставит на повестку дня вопрос «о приглашении бывшего генерала Слащёва (правда, уже разжалованного Врангелем в рядовые) на службу... в Красную Армию»."
(...)