July 6th, 2012

Суть времени. По итогам просмотра лекций Кургиняна

Примерный расклад ситуации, "суть времени", как я ее понял из лекций Кургиняна, видятся ему так:
Есть Южный (исламский), Восточный (модернистский) и Западный (постмодернистский) проекты.
В этих проектах нет места России, и следовательно, Россия "лишняя", и обречена на исчезновение. Если только не создаст свой проект, который видится как "сверхмодерн".
Сверхмодерн - это модерн, но проведенный не за счет уничтожения традиционного общества, а иным специфическим образом. Надежду на возможность такого "спецмодерна" дает то, что ранее в России уже было проведено нечто подобное. Так, сталинская модернизация была проведена не за счет уничтожения традиционного общества и смены обычая на закон, а неким специфическим образом "за счет культуры". То есть, иначе, чем классический модерн.
Предполагается, что, имея таким образом уникальный опыт, Россия сможет повторить его в 21 веке. То есть, имея возможности войти в модерн, Россия сможет создать особый вид модерна, и таки туда войти.
То есть, предполагается, что проект России - это все же модерн, но "иной" модерн. Сверхмодерн, по выражению Кургиняна.
Надеюсь, я более-менее верно изложил то, что услышал в цикле "Суть времени". 
---
Теперь собственно критика. Сразу оговорюсь, в целом мне очень нравится само описание ситуации Кургиняном, описание "сути времени". Очень нравится - в первую очередь своей ясностью и наглядностью. И я с ним не могу не согласится. Но вот что касается будущего русского проекта, тут у меня будет поправочка..
Прежде всего, давайте зададимся вопросом: вот есть традиционное общество (его в наше время представляет Южный проект), есть следующая историческая фаза - модерн (Восточный проект), и есть постмодерн, Запад. То есть, живя в нашем времени, мы видим три фазы развития общества одновременно, и видим Большую игру, которая разворачивается в рамках этой ситуации и этих трех проектов. Ок.
Но простой вопрос - а почему Кургинян считает западный проект постомодерном? Разве постмодерн не заканчивается? А ведь он (имхо) уже закончился. И даже если кто-то считает, что еще не закончился - то в любом случае, что будет после пост-модерна? Куда идет движение? То есть, если например Восточный проект - это модерн, который однажды перейдет к постмодерну (если доживет), то Западный проект - он, будучи постмодерном, движется куда?
От ответа на этот вопрос зависит и дальнейшее рассуждение. Здесь принципиально возможны два взгляда.
Первый - если считать, что развитие человечества идет строго поступательно. И второй - если считать, что развитие идет циклично, по спирали. 
Если кто-то придерживается первого взгляда - пусть объяснит, что будет после постмодерна, куда идет Запад. Будет интересно послушать. И кстати, что бы не придумал автор такого взгляда, к нему сразу будет вопрос - а не следует ли русским выбрать своим проектом этот гипотетический пост-пост-модерн? Прыгнуть через эпоху, благо исторический опыт опять-таки есть? А не придумывать свой "спецмодерн", про который на самом деле непонятно, что это.
Но я лично, вслед за некоторыми (как минимум двумя) уважаемыми людьми придерживаюсь второго взгляда. История циклична.
Запад сейчас направляется в фазу, которую лучше всего назвать Новое рабовладение. Некоторые считают, что в Новое средневековье, Новый феодализм, но я уверен, что это ошибка. Никакого Средневековья у Запада не получится, так как Запад не христианский, Запад светский и языческий. А это неминуемо приводит именно к рабству.
Поясню. Общество держится на некоторых скрепах. Эти скрепы в разных обществах и в разное время могут быть различны. Вот например в модерне, как замечает Кургинян, скрепой является закон. В традиционном обществе скрепой является религия (нравственные ценности). Почему модерном правит закон? Потому что вместе с разрушением традиционного общества модерн уничтожил и религию, и хотя нравственный закон еще держался, его уже стало не хватать. И потребовалось больше принуждения - для соблюдения тех норм, которые раньше блюлись людьми сами (из религиозных соображений).
Что такое постмодерн с точки зрения религиозной? Предыдущее время, модерн - это эпоха, когда религия (здесь и далее я имею в виду именно христианскую религию) уже исчезает, но порожденные ей ценности еще держатся. Правда, так как религии уже нет, в обществе модерна постепенно все большей подпоркой становится закон.
(Кстати, именно на этих "остаточных" ценностях была совершена модернизация при Сталине. А вовсе не на культуре, здесь я тоже не согласен с Кургиняном).
А постмодерн - это эпоха, когда не только религия, но и порожденные ей ценности исчезают. Закон становится единственной скрепой общества, и он в принципе справляется, пусть и с нарастающим трудом. Но! Закон основан де-факто на христианских, религиозных ценностях, он выводим только из них. И постмодерн - это эпоха, к концу которой общество уже подвергает очевидному сомнению и закон. Ведь его краеугольные положения обществу становятся чужды. Ибо закон морален, а общество уже нет.
И вот тогда наступает следующая фаза - время силы. Голой силы, которая не нуждается в оправданиях и ценностях, так как в них больше никто и не верит.Моральных норма больше нет, они исчезают одна за другой. Последней нормой исчезает гуманность как принцип построения закона. Человек перестает считаться ценностью, и мир входит в фазу рабовладения. Наиболее жестокую из всех. 
Вот он - Западный проект. Это никакой не постмодерн. Постмодерн в нашем мире теперь только маячит у Китая, в качестве перспективы.
Итак, исторический процесс можно представить в виде циклических колебаний. Если говорить о Западном проекте, то у него амплитуда колебаний максимальна - от Рабовладения до Постмодерна. Но у России, как вы помните, особенная стать. А точнее, меньшая амплитуда. Намного меньшая.
Мы никогда не были в рабовладении, у нас и феодализма то позже всерьез не было. У нас и модерн-то был куцый, вынужденный, за две пятилетки и то лишь под угрозой поражения в борьбе с западом. И у нас никогда не будет постмодерна (точнее, его бледное подобие мы переживаем как раз сейчас).
И когда Запад с шумом и треском провалится в рабовладение, мы.. плавно вернемся в традиционное общество. Или не плавно, вероятно на волне войны с Югом. Это у нас будет Новое средневековье (причем, как у нас водится, без феодализма). Как тут уже говорилось, наша участь  - значительно лучше участи Запада (как и почти всегда это было в истории).
----
А теперь еще один момент. Смысл и цель активно и давно создаваемого Западом Южного, исламского проекта. Традиционного проекта во главе с самой агрессивной из мировых религий. Против кого он создается? Против будущего русского традиционного проекта.
Дело в том, что религиозная мотивация - это самая сильная мотивация. Так как это абсолютная мотивация, которой лишены представители любой другой фазы.  В рабовладении, модерне и постмодерне такого уровня мотиваций нет - так как там везде мотивация идет лишь на уровне выгоды (за исключением "остаточной" религиозно-ценностной мотивации в раннем модерне).
Таким образом, Южный исламский проект видится глобальным противо-русским проектом, проектом нейтрализации будущей России, и вероятно, с этой основной задачей он создавался с самого начала. Теми, кто умеет просчитывать ситуацию очень далеко вперед.
Однако, как это часто бывает в истории (и уже было в 17-м году с Россией), попытка нам противостоять сыграет нам на руку - если, конечно, мы выиграем. Напомню, как уже тут писалось, борьба с Церковью при коммунистах не дала нам идти в одной фазе с Западом, так чтобы к концу ХХ века и наша Церковь разложилась бы и исчезла как фактор. Вместо этого, мы вошли в противофазу, и именно сейчас религия набирает обороты - и во многом, именно за счет нарастающего контраста с полной потерей ценностей на Западе (ранее мной описанный принцип "батарейки").
Дело в том, что именно межрелигиозный конфликт с исламом, доходящий по всей вероятности до полноценной войны, позволит России перестать быть мультикультурной, сбросив остатки советского интернационализма и мультирелигиозного пофигизма. А без этого традиционное общество и Средневековая модель не смогут окончательно победить в России, задерживая нас в постмодерне. А ведь это именно постмодерн убивает нас сейчас.
-----
Таким образом, контуры будущей модели в России можно описать уже сейчас. Это полу-коммунистическая (в смысле плановости основной экономики, отчасти в смысле идеологии), полу-общинная (советы) модель. С объединением государства и религии (разумеется, одной религии, без экивоков). И без малейшего намека на мультикультурализм.
Вы скажете - а как же коммунизм и коммунисты? Это самый интересный вопрос. Дело в том, что для победы русского проекта необходима одна малость - объединение коммунистов и православных. Это очень сложно сделать, ибо коммунисты - исторические и очень жестокие враги православия и даже русской идеи. Но это необходимо сделать, ибо противоречия между этими двумя идеологиями - ТОЛЬКО исторические. Между православными и коммунистами стоит кровь, но не философия.

Объединение же жизненно важно. Потому что только у коммунистов есть понимание (пока частичное и слабое, но хоть какое-то), как построить основу будущей экономики. Православные же социализма чураются как черта. Но у них нет политэкономии, ее сохранили только коммунисты :)
Но  только у православных есть философия, только у них есть Смысл - смысл тех ценностей, что разделяют коммунисты. И только православные могут построить новую формацию, ибо она будет, простите, крайне религиозная...
---
Православные должны перестать чураться коммунистов и плановой экономики.  И осознать, что "советы" - это другое название слова "общинность", а моральные ценности коммунистов совпадают с ценностями православных - за некоторыми исключениями, о которых ниже.
Коммунисты должны перестать считать православных мракобесами, а Церковь - рассадником суеверий и "опиумом".
Коммунисты должны осознать, что их система ценностей (моральный кодекс строителя коммунизма) не просто совпадает с ценностями православных. Все гораздо хуже - система ценностей коммунистов может быть логически выведена только из христианства, но никак не может быть выведена из атеизма.
И наконец, осознав все это, коммунисты должны заявить, что они отказываются от той части своей доктрины, которая является людоедской. 
- Они должны понять (и гласно признать), что друг другу противоречат идеи равенства и братства - и утверждение о враждебности им, коммунистам, целых классов населения. Они должны признать, что уничтожение целых классов населения ради смены экономической формации является злом, несовместимым с их собственными нравственными ценностями. И что коммунизм нельзя строить на крови, принудительно. 
- Они должны признать, что в жертву интернационализму нельзя приносить собственный народ, то есть патриотизм выше желания осчастливить иные народы (заметьте, я не сказал, что мы не имеем целью осчастливить другие народы J).
- Они должны признать, что насильственное насаждение атеизма было ошибкой (а хорошо бы еще признать, что именно эта ошибка стоила им государства).
- Коммунисты должны покаяться за те эпизоды в своей истории, за которые им (надеюсь) и так стыдно. Например, за уничтожение храмов и расстрелы священников. Под словом "покаяться" я имею в виду не приход в церковь с посыпанной пеплом головой. А внутреннее (в среде самих коммунистов) признание - не того, что "зря мы так", а именно понимание ошибочности подобных действий, с точки зрения именно самой коммунистической философии. Признание того, что тогдашние, начала ХХ века, коммунисты имели философию во многом противоречивую, сочетавшую в себе как истину, так и заблуждения. 
Собственно, было бы странно этого не признать - иначе как можно видеть провал советского эксперимента, и оставаться коммунистом? Ведь понятно не только то, что ошибки были, но и то, что они носили системный характер.

И еще момент. Я уверен, что нельзя построить устойчивую систему только на основе плана. Плановым должно быть ядро экономики. Рыночная же экономика, пусть она со временем изрядно уменьшится, обязательно должна быть сохранена - принципиально она играет роль балансира, без которого плановая модель неустойчива.