greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Categories:

Гиперконкуренция, а не перепроизводство. Что убивает глобальный рынок

Отвечаю на вопрос в комментах.

Давайте представим себе рынок некоего товара - с момента его изобретения и далее по мере развития. Пусть это будут, например, резиновые сапоги.
Ради простоты условимся, что объем рынка у нас постоянен: например, один миллиард человек. Также условимся, что постоянен и спрос - с момента изобретения товара и далее всегда, каждый год один миллиард человек хочет (и может) купить себе новые резиновые сапоги. Никакие сторонние кризисы и проблемы не влияют на наш рынок резиновых сапог.

Далее изложен весьма условный пример, с помощью которого я попробую объяснить, почему свободный рынок всегда имеет конец.

Этап 1. Изобретены резиновые сапоги, их рынок не заполнен.

Гениальный изобретатель Сидоров придумал резиновые сапоги, и продал патент частной компании (или сам основал ее). Эта компания начинает их производить. Рынок пуст, наполнить его сразу, естественно, не удается. Дефицит. Резиновые сапоги разлетаются как горячие пирожки. Цена на них велика и только растет, ибо не все всем желающим они достаются. Увидев успех первой компании, на рынок спешно выходят другие. Но все равно, пока и они не могут удовлетворить возникший спрос.

Это время деловой лихорадки на рынке резиновых сапог. Их производители и продавцы - в шоколаде. Они сорят деньгами, закупают оборудование, нанимают персонал.
Счастливы и рабочие, на их руки растет спрос. Специалисты же, востребованные в производстве резиновых сапог, катаются как сыр в масле - их не хватает на рынке, за ними идет охота, их зарплаты быстро становятся астрономическими.

Лозунг этапа: "даешь производство!".
К концу этого этапа на рынке находятся, предположим, 100 компаний - производителей резиновых сапог. Их средняя прибыль составляет, условно, 100%.



Этап 2. Начало конкуренции. Конец дефицита.

Производство резиновых сапог достигло достаточной мощности, чтобы удовлетворить спрос миллиарда человек. Покупателю приходится выбирать между моделями многих производителей. Сами производители начинают ощущать конкуренцию, у них появляется "чувство локтя" (в плохом смысле слова).

Тем не менее, рынок очень перспективен. Маржа нем пока огромна, 100%! На рынок выходят новые и новые компании, со свежими идеями в области резиновых сапог (и без оных).
Стремительно нарастает ассортимент - если раньше сапоги отличались только размером ноги и высотой голенища, то теперь выбор огромен. Женские и мужские, черные и цветные, охотничьи и городские, рабочие и модные, простые и с рюшечками, подороже и подешевле.
Начинают падать цены - в стремлении продать свой товар, производители готовы (еще бы!) и на маржу в 50%. (Цифра, понятна, весьма условна).
На этом этапе, наконец-то, становится доволен потребитель. Но момент его триумфа еще впереди.
Также весьма доволен и производитель, а больше всего довольны рабочие и специалисты - потребность в них максимальна, а оплата труда высока.

Лозунг этапа: "качество и разнообразие!"
К концу этого этапа на рынке находятся, условно, 1000 компаний.
Их средняя прибыль, предположим, 50%.


Этап 3. Рынок стабилизировался. Жесткая конкуренция.

Резиновые сапоги стали банальностью. И дилеры и потребители изучили ассортимент, стали придирчивыми к соотношению цена/качество. Предложить нечто новое, удивить рынок, чтобы наварить на этом большую маржу, стало сложно или невозможно.

Огромные усилия начинают тратиться на непрерывную борьбу с конкурентами. Борьба ведется сразу по нескольким фронтам:
- непосредственные потребительские качества резиновых сапог (дизайн, ассортимент, качество, соответствие моде).
- снижение цен.
- снижение себестоимости, издержек, оптимизация бизнес-процессов.
- закупка нового оборудования (частично ради качества/ассортимента, частично ради снижения издержек).
- маркетинг, реклама, построение сбыта, прогнозирование спроса.

Важно отметить, что борьба непрерывна и не имеет передышек. То есть, даже явный успех в этой борьбе приносит лишь временную прибыль и временное преимущество. Конкуренты быстро настигают.
Как следствие вышеперечисленного, расходы компаний возрастают, в то время как маржа, наоборот, снижается.

В этой гонке выбывание очередного игрока становится обыденным явлением. Кто-то отстал по качеству, кто-то не смог продать из-за неорганизованного сбыта, кто-то просто не смог произвести товар по установившейся на рынке цене.
(Следует также отметить эффект масштаба - уже сложившиеся крупные компании имеют массовое производство, и как следствие - меньшую себестоимость. Кроме того, их бренды хорошо узнаваемы. Некоторым небольшим компаниям удается закрепиться - например, в качестве дорогого элитного бренда. Но большинство просто разоряется, не выдерживая конкуренции с гигантами.)

На этом этапе наиболее счастлив потребитель: производителей все еще много, при этом качество только растет, а цена уже предельно низка. Производителям же несладко: большей части уже нет на рынке. Конечно, кто-то по-прежнему чувствует себя на волне, но вот основная масса уже испытывает серьезное напряжение, находясь на грани рентабельности.
Жизнь специалистов и рабочих перестает быть сахарной - на рынке высвобождаются лишние руки, которые постепенно сбивают уровень зарплат у сохранивших работу.

Негативно проявляется и еще один, очень мощный,  фактор. Та самая оптимизация бизнес-процессов, вкупе с новым совершенным оборудованием, снижает потребность в рабочих руках и специалистах. Заметьте - это касается и тех компаний, чьи обороты не упали. Рост производительности труда, при неизменном объеме рынка, непрерывно высвобождает кадры.


Лозунг этапа: "война!"
К концу этого этапа на рынке находятся, условно, 200 компаний.
Их средняя прибыль, условно, 5%.


Этап 4. Гиперконкуренция.

Проблема в том, что в момент, когда цены уже предельно низки, маркетинг уже весьма эффективен, а товары весьма качественны и разнообразны - конкуренция не останавливается на этом. Война производителей продолжается, и в ней нет передышки и никогда не будет. Требования только нарастают.

Лозунг этапа: "выжить!"

Конкуренция считается безусловным благом, ведь она приводит к уменьшению издержек, снижению цен, удовлетворению потребностей и оздоровлению рынка. Да, конкуренция - это благо, и заменить ее ничем нельзя. Но вот безусловное ли благо? Только ли благо? Ни в коем случае!
В нашем условном примере конкуренция была чистым благом до, примерно, середины предыдущего этапа. После чего она разворачивается к нам еще и второй своей, весьма неприглядной стороной. И подобно Молоху, начинает пожирать своих детей.

Представьте себе, что в клетке заперли сотню крыс, и перестали кормить. Это - точная аналогия любого свободного рынка.

Нет способа остановить конкуренцию на "приемлемом уровне". Мы не можем дождаться момента, когда качество товаров станет прекрасным, а цены - низкими, и сказать: хватит! Достаточно! Остановись мгновенье, ты прекрасно!
Нет способа зафиксировать прибыль компаний на уровне, скажем, 10%. Та самая конкуренция, которая снизила прибыль компаний с "чрезмерных" 100% до "нормальных" 10% - продолжает делать свое дело и после. И снижает прибыль с 10% до нуля, а с нуля - до -10%. И компания разоряется.
Выжившие увеличивают свою долю рынка за счет павшего, но сталкиваются уже между собой. И так пока не падет следующий.

Отмечу также, что именно конкуренция заставляет компании снижать уровень оплаты труда. Ведь это прямые издержки, сказывающиеся на себестоимости продукции. Конечно, законодательно можно установить нижний предел зарплат. Но проблема в том, что рынок глобальный. На нем есть много стран, жители которых сочтут за счастье работать за меньшую зарплату, чем в вашей стране. И вот (в реальном мире, а не в нашем примере) мы видим перенос производства в страны ЮВА.
Кроме того, в реальности правительства не состоят из альтруистов, готовых на все ради вашего уровня жизни. Да и как его сохранишь в условиях глобального рынка. Они как раз хотят его, ваш уровень жизни, снизить, и тем самым повысить конкурентоспособность своих стран. Ради этого они могут, в частности, впускать миллионы дешевых мигрантов. Или изменить трудовое законодательство, постепенно отменить социальные гарантии, пенсии, поднять всевозможные налоги, штрафы и тарифы - все это ради снижения издержек.

(Хочу обратить особое внимание (в тч внимание юзера haldar ) на тот факт, что увеличение производительности труда на высококонкурентном рынке (а глобальный рынок давно таков) явным образом приводит не к повышению, а к снижению уровня жизни. Ибо высвобождает лишние руки и повышает предложение на рынке труда.

Хочу обратить особое внимание (в тч означенного юзера) и на другой факт, а именно что повышение специализации производства также, в общем случае, приводит к снижению уровня жизни. В рыночной экономике, конечно. Дело в том, что чем выше специализация, тем проще выполняемые операции. Перенос производства в страны ЮВА связан не только со снижением издержек в результате конкуренции. Но и с простотой выполняемых операций. Рост специализации, а также отладка производственных и бизнес-процессов, снижает требования к кадрам. Чем лучше формализован процесс, тем глупее и необразованнее может быть исполнитель. (Следующий шаг - робот, после чего - резкое снижение потребностей в человеке вообще, но не будем пока фантазировать).

Получается забавный (и страшный) парадокс. Обратите внимание на общемировые тенденции: снижение качества образования, перенос производства к регионы с дешевой и неквалифицированной рабсилой, приток таких же мигрантов в белые страны, утилизация социального государства и концепции wellfare state. Это все следствие того, что производство стало достаточно совершенным. Это не неизбежное следствие совершенног производства - неизбежным его делает лишь рынок.
)

И еще. Напомню, что начале мы договорились, что спрос на нашем рынке резиновых сапог постоянен. Однако в реальности это не так. В реальности покупателями резиновых сапог являются в том числе работники компаний по их производству. Теряя работу (вследствие роста производительности и вследствие разорения компаний), работники теряют и возможность сохранять прежний уровень спроса.
В реальной экономике каждое разорение компании уменьшает совокупный спрос для прочих. Конечно, это незаметно на этапах 1-2, в период роста рынка. Но на этапе 3 это уже ощутимо, а на этапе 4 каждое разорение может спровоцировать всеобщий обвал.

Впрочем, обвал наступит в любом случае, и толчком к нему может послужить все, что угодно. От наводнения до мелкой биржевой паники. Экономика в период гиперконкуренции движется к неизбежной гибели, этот процесс совершенно неотвратим, а конкретный момент всеобщей паники и начала Большого кризиса зависит от разных факторов.

Массовые разорения компаний уничтожают рынок для оставшихся на плаву, а обрушение одной отрасли провоцирует обрушение экономики в целом.
----------



Можно ли предотвратить кризис гиперконкуренции в условиях рыночной экономики?
Для этого нужен либо новый рынок, либо новая большая ниша на текущем рынке. Например, после крушения СССР для западных стран открылся новый рынок, и их кризис был отложен. Но больше новых рынков нет. Пример новой ниши: ИТ-индустрия. В рамках же ИТ-индустрии новая малая ниша (новый товар) - например, смартфоны.
Новые товары или небольшие ниши, конечно же, регулярно появляются в экономике. К сожалению, их количество и относительный вес невелики. Поэтому, предотвратить Большой кризис они не могут. Если, конечно, завтра не появится новая большая ниша, куда устремятся производители и инвестиции. В этом случае приход северного пушного зверька, вследствие гиперконкуренции, отложится еще на несколько лет.

В глобальной экономике момент начала кризиса можно какое-то время оттягивать, с помощью финансовых инструментов. Но, по мере приближения часа Х, будет обостряться конкуренция между государствами, в попытке тем или иным способом защитить свою долю рынка и своих производителей. Это подталкивает процесс к переходу в военную фазу. Есть и другие доводы в пользу роста чисто военных рисков.
-----------


Принципиального решения проблемы гиперконкуренции, в рамках свободного рынка, не существует. Ибо ни постоянного расширения рынков, ни постоянного появления новых больших ниш, невозможно себе представить.
(Чисто гипотетически, если включить необузданную фантазию, выходом является разве что неограниченная экспансия в масштабах Галактики (и далее везде). Для чего нет в данный момент технической возможности. Однако, если уж фантазировать - то экстенсивная рыночная цивилизация будет подобна раковой опухоли.)


Однако, это не означает, что решения нет вообще. Решение есть. Дело в том, что плановая экономика по своим системным особенностям является антиподом рыночной. И ее недостатки с недостатками рыночной экономики взаимно компенсируются. Устойчивая экономическая система состоит из планового "ядра" и рыночной "оболочки". Такой вот "атом водорода".

ПС.
Также, хотя уже неоднократно говорил об этом, воспользуюсь поводом объяснить принципиальное отличие плана от рынка в вопросе динамики оплаты труда.
Как было показано выше, повышение производительности труда в условиях рынка высвобождает трудовые ресурсы. Деваться им некуда - новые ниши образуются, но в недостаточном количестве.
Есть способы замаскировать проблему ради социальной стабильности (этим объясняются, в частности, высокие налоги на зарплату в развитых странах - так создаются ненужные в реальности рабочие места).

Но в целом процесс повышения производительности, не говоря уже о процессе автоматизации производства, приводит к безработице и, как следствие, к падению уровня жизни. Но это в рыночной экономике. А в плановой тот же процесс приводит к высвобождению рабочего времени. То есть, к уменьшению занятости каждого работника.

Утрирую:
- Частная компания, в которой заняты 100 рабочих, поставила автоматическую производственную линию. Теперь ей достаточно 50 рабочих. Разумеется, компания увольняет 50 остальных - и не потому что владелец такой зверь, а потому что конкуренция. Соседи тоже поставят такие линии, уволят 50 человек, и их продукт станет дешевле. Не уволишь - разоришься. Причем! Оплата труда оставшихся (в рыночных условиях) упадет - если что, на улице еще 50 человек.
Скажете, государство запретит снижать зарплату? А с вашим государством конкурирует другое государство, которое снизит. И тогда у вас все 100 рабочих потеряют работу, а компания разорится, или переведет производство в соседнюю страну.

- Государственная компания (в плановой экономике) поставила автоматическую производственную линию. Теперь ей достаточно 50 рабочих. Компания просто уменьшает рабочий день каждого из рабочих до 4 часов (или вводит график неделя через неделю), при сохранении тех же зарплат. Чувствуете разницу?

Вы можете сказать, что государство так не поступит, государство найдет лишним 50 рабочим другую работу? Позвольте, а где? Если уж вездесущий рынок ее не нашел, то Госплан тем более.
Но дело не только в меньшей гибкости Госплана. Дело в том, что единственным критерием рынка является эффективность (в смысле конкурентоспособности). И с этим ничего нельзя поделать.
А вот в плановой экономике критерии можно назначать произвольно. И если мы скажем, что критерием на определенном этапе является снижение занятости - то сможем освободить людей от ежедневного вынужденного труда.
Так что преимущества плановой экономики отнюдь не ограничиваются стабильностью. Впрочем, как и освобождением рабочего времени...

Остается заметить, что неверно понимать плановую экономику самодостаточной. Рынок нужен не меньше, чем Госплан. У каждого своя роль в единой системе.


Tags: экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments