greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Category:

Необходимо ли зло (продолжение)

Начало здесь.



Теперь что касается пресловутой зависимости добра от зла, вопроса вселенского "равновесия". Легко понять, что это просто чушь. Удовольствия от добра и зла совершенно самодостаточны.
Маньяку неважно, с точки зрения удовлетворения им своих садистских наклонностей, существуют ли вокруг добрые люди, без таких как у него наклонностей. Его наклонности не возникают, как бы "отталкиваясь" от добра - нет, удовольствие от зла, то есть от власти, садизма, унижения других, насилия, есть совершенно самостоятельное удовольствие. Напротив, маньяку очень неудобен мир добра, в котором он может осуществлять свои наклонности лишь рискуя жизнью. Зато маньякам удобны периоды революций, репрессий и тд, когда они могут безнаказанно "работать по специальности".

Равно и добру нет никакой необходимости во зле. Добро, то есть любовь к людям - тоже вещь совершенно самодостаточная. Если у вас возникало чувство любви к человеку - к девушке, к другу, к ребенку, к родителям - то вы понимаете, о чем я говорю. Возникает ли у вас любовь к своему ребенку потому, что вы знаете: каким-то детям сейчас очень плохо? Возникает ли у вас любовь к своей жене или девушке оттого, что вы прочли в газете новость "маньяк изнасиловал и убил девушку"? Или предположим, вы помогли безкорыстно какому-то человеку, и почувствовали себя от этого хорошо. Эта ваша радость как-то связана с тем, что кому-то сейчас плохо? Конечно же нет, это всё — полная чушь. Добро, равно как и зло - совершенно самодостаточные способы получения удовольствия от социума, разные способы радоваться людям, скажем так.


Таким образом, добро и зло возникают и существуют совершенно независимо друг от друга, совершенно самостоятельно. И они не просто не нуждаются друг в друге, они взаимно очень сильно мешают друг другу, ибо им для нормального существования потребны совершенно разные миры: с разными правилами игры и разными типажами людей.

Что было бы, если бы была верна модель "равновесия"? Эта модель означала бы, что безполезно (в долгосрочной перспективе) удалять из общества злых людей. "Нехватка зла" явилась бы в модели "равновесия" пустотой, а природа не терпит пустоты. И в эту пустоту немедленно засосало бы тех, кто ранее был добрым. Раньше человек, типа, смотрел на злых, и ему этого было достаточно, чтобы оставаться добрым. А теперь злых нет, и он сам понемногу становится злым.
В реальности все не так. Если вы удалите из общества злых, то общество немедленно станет намного счастливее и добрее. И что важно, возникнет тенденция на дальнейшее "подобрение" общества, ибо многие жестокости в нем существовали лишь как реакция на существование злых. А теперь это не нужно больше, и эти вынужденные жестокости начнут отмирать. А без них общество станет еще лучше, еще добрее, и так далее.


Однако, здесь есть одна тонкость, о которой необходимо упомянуть. Без нее ответ не будет полным. Дело в том, если человек незрелый (а мы все рождаемся незрелыми), то он зачастую еще просто не знает, что ему на самом деле нравится - добро или зло. И в чем нравится. И ему необходимо сначала попробовать то и другое.

Может показаться, что выбор между добром и злом совершается человеком с помощью волевого усилия, сознательно как принципиальный жизненный выбор. Это не так, точнее, не совсем так - волевого усилия недостаточно. Поскольку добро и зло - это не есть некая непостижимая метафизическая хуйня, как нам внушают некоторые недалекие богословы, а есть способ получения реального удовольствия, способ получать наслаждение, во многом это подлинный смысл жизни. А раз так, то делать абстрактный логический выбор типа "я за добро" или "я за зло" невозможно (точнее, безполезно). И то и другое надо сперва попробовать. Причем попробовать именно в каких-то конкретных частностях, к которым у человека есть внутренняя склонность.

Добро и зло люди пробуют на вкус. Потом постепенно входят во вкус, склоняясь либо к одному, либо к другому. И наконец, окончательно (окончательно ли?) делают выбор в пользу одной из сторон. И этот выбор не логический, повторяю. Логически-то почти все хотят быть хорошими, ибо социум по понятной причине это одобряет. Именно поэтому подавляющее большинство негодяев искренне считают себя хорошими людьми. Ибо умом-то они выбирают добро, волей они стремятся к добру (ибо так воспитаны и общество одобряет такое поведение), но реально удовольствие они получают именно от зла, но конечно находят для себя оправдания. Как это ни удивительно, но есть и обратные примеры: когда человек в теории придерживается идей эгоизма и социал-дарвинизма, а на практике добр и стремится по мере сил приносить обществу пользу.

Как можно назвать человека, который еще "не распробовал" для себя добро и зло? Такого человека можно назвать незрелым. Никто, в том числе и он сам, не знает себя самого и своего окончательного выбора.
Ситуацию осложняет то, что в каждом человеке есть, в большей или меньшей степени, определенные наклонности и ко злу и к добру. Как уже говорилось выше, добрым людям нравится порой делать некоторое зло, ибо некоторые вещи объективно вкусны для них, равно как и наоборот. То есть, все люди в той или иной мере незрелы, и едва ли, кстати, этот процесс созревания имеет логический конец. Но нас сейчас интересует не процесс безконечного самосовершенстовования, а некая исходная, элементарная незрелость. Когда человек еще не определился с самыми базовыми вопросами добра и зла, критичными для социума, и только ищет себя и свои истинные желания.

Приведу два примера такой незрелости. Начну с себя. Однажды автор этих строк, будучи еще подростком, застрелил ради развлечения воробья. В данном случае, не из какого-то садистского удовольствия (честное слово:), а просто было интересно выстрелить по реальной цели, как на охоте. Детское экспериментаторство, так сказать. Выстрел оказался удачным, воробей был сбит. Однако зрелище медленно умирающего в крови воробья, когда я к нему подошел, произвело на меня тяжелое впечатление. И больше я ради развлечения по живности не стрелял. (Притом, что я вообще-то не слишком сентиментален в отношении животных - например я искренне считаю догхантеров героями, и будь законная возможность, перестрелял бы всех бродячих собак в своем поселке, без малейших моральных терзаний).
Видите - мне пришлось совершить зло, и лишь после этого до меня дошло, что это зло и что мне неприятно так поступать. А например, известному герою Достоевского пришлось убить человека, чтобы осознать, что это зло и что ему неприятно так поступать. Без этого - не доходило.
Равным образом, некоторым необходимо совершить зло, чтобы понять обратное: что ему именно этого не хватало в жизни, и осознать себя внутривидовым хищником. Так появляются серийные маньяки, властолюбцы и другие характерные типажи. Но обратите внимание - без опыта нет понимания. Раскольников до опыта считал себя внутривидовым хищником - а как попробовал, упс! Нифига он не хищник. А кто-то наоборот, пробует и понимает - это его, он нашел себя. Аналогично и с добром.


Второй пример. Вам не доводилось наблюдать за хамским поведением на дороге автомобиля с георгиевской ленточкой на антенне? Что это? Это то самое противоречие - человеку нравится считать себя патриотом, то есть на уровне логики ему нравится добро, нравится считать себя хорошим парнем. Он наверняка празднует 23 февраля, вспоминая себя в армии и считая себя потенциальным защитником Родины. Хотя в той же армии он, скорее всего, издевался вовсю над сослуживцами-новобранцами и получал удовольствие именно от зла.
В реальности этот человек есть нечто совсем другое, нежели он себя мнит, реально он относится к обществу совсем иначе, чем в своих мечтах - он не защитник, а хищник, не добряк, а злодей. Во всяком случае, реально вот это в нем ощутимо преобладает.

А теперь представьте себе, что случилась война и этого человека призывают. На войне от него может потребоваться реально быть героем и реально отдать жизнь за других людей. Как он поступит? Парадокс, но в некоторых условиях, он с высокой вероятностью поступит как герой и патриот. Он вполне может и погибнуть таким героем. Почему? Потому что свое подлое поведение в в обычной жизни он никогда не рефлексировал и всерьез считал себя хорошим парнем. И наступить на горло своей патриотической песне он не готов, и в критический момент его представления о себе как о патриоте и хорошем парне возьмут верх.

И вот он, предположим, погибает как герой, чтобы жили другие люди. Однако, несмотря на его подвиг (извините за цинизм), остается открытым вопрос - а какие его наклонности реально сильнее? Это ведь только кажется, что в нем окончательно победило добро. На самом деле, он просто умер в момент некоего выбора, но насколько осознанного и насколько окончательного? А случись вместо войны или на той же войне другая ситуация, располагающая его не к подвигу, а ко злу?
Стань он безсмертным - что в нем победит, когда у него будет достаточно времени и опыта освободиться от навязанных ему с детства стереотипов и осознать свои истинные желания? На дороге-то он себя хамски вел не случайно, ему было приятно давить на ближних... Ответ может дать лишь время. А времени у него будет достаточно лишь там, в безсмертии, но не здесь.

Таким образом, условия земной жизни нередко не дают людям в должной мере раскрыть свои истинные наклонности. По крайней мере, это касается большинства людей. Так, например, высокий процент педофилов во властных структурах объясняется не только специфическим подбором кадров, и не только естественным стремлением садистов во власть (ибо это их родное), но и вероятно наличием специфического коллектива, в котором соответствующие наклонности человека легче раскрываются. То, что для обычного человека представляется совершенно запредельным и присущим лишь маньякам, в определенных кругах и "клубах" может быть нормой. Вот люди и раскрываются. То же происходит на войне.


В итоге, что мы видим? Мы видим, что для выбора между добром или злом, человеку действительно необходимо попробовать то и другое. Необязательно в смысле "пуститься во все тяжкие", хотя у кого-то доходит и до этого, прежде чем наступает раскаяние и понимание, что "я больше так не хочу и не могу". У каждого свой предел, свое испытание, после которого он понимает, чего на самом деле хочет, а чего нет. По причине того, что и добрые и злые поступки, и покровительственное и хищническое поведение в социуме - объективно являются самостоятельными видами удовольствия. И выбор этот непрост. Причем не факт, повторяю, что однажды сделанный выбор является окончательным.

Следует ли из этого вывод, что зло есть некая необходимость для добра или наоборот? Отнюдь. Путаница в головах у многих происходит оттого, что зло мерещится людям непостижимой метафизической субстанцией, которая вот так себя проявляет - то в человеческих поступках, то в больном зубе.

Помочь понять реальное положение дел нам опять поможет пример. Вот маленький ребенок, допустим лет полутора, тянет ручонку к горящей свечке. Мама говорит ему - осторожно, обожжешься! Но ребенок не понимает, что такое "обожжешься", а огонь такой красивый и интересный. Ему хочется попробовать, и так или иначе он обязательно попробует - не сейчас, так в другой раз.
И тогда, специально засунув палец в пламя и обжегшись об огонь, он будет знать, что такое "обжечься", и почему это больно, и как именно это больно. Больше у него соблазна обжигаться не будет, ибо ему, естественно, не понравилось.

Вопрос: является ли обжигание пальцев метафизической необходимостью? . Является ли сам "ожог" особой метафизической сущностью, о смысле которой надо ломать голову поколениям философов? Возникло ли "обжигание" как сущность в момент грехопадения с небес Великого Пламенного ангела, впервые использовавшего свой огеннный дар для обжигания пальцев до боли и тем извратившего замысел Творца об огне и свою безгрешную природу?

Видите - сразу стала видна вся нелепость и наивность вопроса о сущности и происхождении зла. Он безсмысленен. Ну да, всякому ребенку надо однажды получить этот опыт, обжечь пальчик, понять что такое "горячо". Ну и что? Какой смысл разводить вокруг этого "метафизику"?

Вот поэтому я и использую определение зла не как неведомой метафизической субстанции, а как антигуманного поведения. Ибо проще всё.

Итак. Гуманное поведение не возникает как оппозиция антигуманному, не порождается им. Равно и наоборот, антигуманное поведение не коренится в гуманном. Социуму не нужны "для баланса" одновременно святые и подонки. Без подонков просто лучше. Намного лучше. Всегда лучше. Равным образом, гуманной цивилизации не нужна рядом антигуманная, чтобы глядя на нее или воюя с ней, самой оставаться гуманной. Без антигуманной однозначно лучше.

Наличие же в социуме примеров гуманного и антигуманного поведения, преобладание тех или иных примеров в жизни конкретного человека, может сказаться лишь на его краткосрочном неосознанном выборе.
Например, выросший в уголовной среде подросток может умереть бандитом, хотя в глубине души ему это противно и получи он опыт иных взаимоотношений между людьми, он бы раскаялся и изменился. Примеров предостаточно, и самый знаменитый - "благоразумный разбойник", распятый рядом с Христом. Разумеется, полно и обратных примеров, когда "цивилизованные люди" оказывались настоящими зверями, как только обстановка позволяла сбросить маски, или просто узнать себя с неожиданной стороны.

Отсюда кстати видно, что земная жизнь, с ее краткостью, жесткими социальными стандартами поведения и хаотичным набором стартовых условий (для разных людей, стран и времен), ни в коей мере не является специальным тестом, про который нам рассказывают богословы. И вообще сколько-либо адекватным тестом. Напротив, земная жизнь совершенно неадекватна, если ее рассматривать как специально организованный "период выбора между добром и злом". Тут совсем другие модели должны работать.

Вам не требуется видеть, как кто-то жестоко обращается с чужим ребенком, чтобы научиться любить своего. И тд и тп. Скорее наоборот - чем более злым является окружающий человека мир, и чем меньше добрых примеров он дает, чем меньше добра видит человек, тем в среднем злее он сам, тем ниже его стандарт социального поведения. То же касается и возможностей быть добрым. Будут ли злы люди в эпоху, когда им приходится заставлять своих детей тяжело работать? Будут ли злы люди в эпоху, когда им приходится продавать одних своих детей, чтобы прокормить других? Вспомните немецкую сказку, когда родители оставляют двух из своих детей в лесу, потому что еды на всех не хватает. Это - жестокий мир, и населяющие его люди будут черствы и жестоки. Этот мир - не испытание, а скорее пытка.
Так например, сегодня человек, бьющий свою жену, выглядит асоциальным типом. А совсем недавно такие семейные отношения считались нормой и нормой хорошей, добродетельной, рекомендации по правильному битью жен можно встретить в старинных нравоучениях и даже в законодательстве.


Это соображение позволяет понять всю глупость утверждений богословов об, якобы, пользе страданий, бесовских искушений и злодеяний этого мира. Мол, всемогущий Бог конечно мог бы переселить нас в более добрый и уютный мир, или хотя бы лишить самых мерзких злодеев возможности действовать во вред людям. Но, дескать, нам это было бы неполезно. Это дикая чушь. Живя в одном обществе с подонками, живя в мире с тяжелыми и стрессовыми условиями существования, в системе, построенной по принципу внутривидовой конкуренции, мы все становимся хуже, становимся более жестокими, чем могли бы.

Зло (носители асоциального типа поведения, внутривидовые хищники) не является необходимым условием существования добра. Зато оно очень сильно мешает добру, ибо добрые люди вынуждены становиться злыми в обществе, где есть злые. Злые не просто не полезны добрым, злые мешают добрым быть добрыми самим своим присутствием. Их изоляция позволяет не только существенно улучшить климат в социуме, но даже и изменить самы структуру социума (об этом будет отдельный пост).

Самое важное - что таковая изоляция в принципе возможна. Ибо зло не является чем-то, самопроизвольно возникающим из среды добра. Зло отчетливо привязано к конкретным носителям. Без них мир сразу становится радикально добрее, светлее и чище, причем без каких-либо негативных косвенных последствий — сплошной позитив.


Пара наглядных примеров.
— Вы знаете, что такое крысиный волк и как его "изготавливают"? Так вот, станет ли микроклимат в крысиной стае лучше, если в ней появляется крысиный волк, то есть внутривидовой хищник? А если из стаи убрать крысиного волка, убивающего сородичей, то появится ли в стае автоматически новый крысиный волк, или же просто вся стая вздохнет с облегчением?
— Аналогично и с людьми. Представьте себе, что в вашем рабочем коллективе завелся некий хам, склонный создавать на пустом месте конфликты и всякие стрессовые ситуации. Если этот хам однажды исчезнет из коллектива, вам станет лучше жить? Или обязательно в коллективе возникнет новый хам, из числа ранее нормальных и культурных людей?


Кстати, изоляция "плохих парней" полезна и для них самих. Мы живем в мире, где добро и зло перемешано (и продолжает перемешиваться по мере рождения новых поколений и смерти старых - это кстати к вопросу о "полезности" якобы того, что люди смертны и короткоживущи). В таком мире "плохие парни", носители зла, неизбежно играют роль паразитов на здоровом теле, что позволяет им жить в атмосфере относительного комфорта. А вот если их аккуратненько собрать и изолировать, это будет весьма поучительный эксперимент! Ибо тут возникает совершенно особый мир.

Но об этом - в следующий раз.

Tags: религия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments