greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Category:

Совесть

Совесть (стыд) коренится в эмпатии. Если вы, условно, отнимите у ребенка игрушку - вы будете внутри себя ощущать, что чувствует ребенок, у которого большой злой дядя отнял игрушку.
И вы конечно можете себе объяснять, если вы сознательно плохой человек, что-де это не у вас отняли, а вы отняли, и что вам наплевать и вообще выгодно. Но в то же время вы знаете, что ребенок чувствовал в этот момент и что вы - тот самый большой злой дядя.

А если вы угостите ребенка конфетой, вы будете внутри себя ощущать детскую радость от этакого счастья, свалившегося на вас. Не случайно родительское счастье - самое, наверное, сильное положительное переживание из возможных. Я имею в виду не абстрактное знание "у меня есть ребенок", а непосредственное, почти физическое удовольствие от общения, обнимашек, наблюдения за ребенком, его эмоциями и тд.

Так работает любовь (удовольствие от делания добра ближнему).
Антипод любви - доминирование (садизм, удовольствие от причинения страданий ближнему), работает точно так же, на эмпатии. Садисту не слишком интересно мучить куклу или насекомое, потому что он при этом не ощущает, что они ощущают. Мучить кошку уже намного интереснее, потому что ее реакции понятны, мучить человека - идеально, потому что знаешь что он чувствует.

Или скажем, удовольствие от дорогой машины или высокой должности наполовину состоит из ощущения, что у других людей этого нет и им приходится хуже. Это мощный стимул, для многих людей — основной в жизни.
Отсюда один шаг до садизма, педофилии и гомосексуализма — других способов получения того же удовольствия. Обычно это не осознается, но достаточно определенных условий, чтобы человек такого склада в себе это открыл (конечно, если у него нет сильного внутреннего табу - скажем, в России очень не принято быть гомосексуалистом). Отсюда такое количество педофилов в органах власти, например.

Каждый человек в той или иной мере способен испытывать оба вида удовольствия от эмпатии. Но у каждого свои границы и там и там: одних стошнит от того, что для других любимая многочасовая забава, другие в принципе не в состоянии испытать удовольствия при виде детской радости, и тп. Понятно, что это взаимосвязано, то есть человек ближе либо к одной части шкалы, либо к другой.

Таким образом, способность сопереживать дает нам возможность получать непосредственное (и очень сильное) удовольствие, причиняя людям счастье или страдания.
Понятно, что от того, каким образом человек предпочитает получать удовольствие, зависит очень многое. Например, люди двух разных типов, находясь в коллективе, будут стремиться образовывать разные типы социума. И неважно, какую социальную роль играет человек — олигарх, депутат, манагер и уголовник будут, не сговариваясь, строить одно и то же общество, если принадлежат к одному типу.

Можно сказать так: "злые" люди смотрят на других людей как на своего рода пищу, они как бы потребляют других людей (точнее, их страдания). Поэтому общество, которое строят такие люди (что страна, что тюремная камера) всегда напоминает пищевую пирамиду. Что интересно, многие считают подобную структуру общества эволюционно обоснованной и "законом жизни", то есть, типа неизбежностью. Да, это абсолютная неизбежность, но лишь для людей определенного сорта.

Кстати, насчет потребления страданий других как пищи, это не фигуральное выражение, красоты слога ради. Обычную пищу человек ест, чтобы поддерживать жизнь своего физического тела. Жизнь же человека как личности — это тоже процесс, который надо поддерживать, и единственным смыслом этого процесса является удовольствие от него. Иначе процесс просто незачем длить, и он попросту становится безсмыслицей.
Подумайте об этом, представив себя безсмертным. Зачем вам было бы жить, жить и жить? (Не говорите "ради самосовершенствования" или "ради приближения к Богу", ибо это лишь разновидности удовольствия. Вкусное вино, интересный разговор, исследование Галактики, творчество, самосовершенствование — это все удовольствия, это все способы радоваться жизни. Если жизнь не радует вас, зачем она вам? Вопрос риторический, особенно если говорить о жизни безсмертного в раю.
То есть, выражение "духовная пища" - отнюдь не аллегория, хотя смысл этого выражения обычно понимается иначе. Духовная пища - это то, что поддерживает в нас желание жить. То, что дает нам радость жизни. То, что наполняет жизнь смыслом.

Более того, в конечном счете термин "жизнь" и термин "радость от жизни" сливаются как синонимы. Сравните устойчивые эмоциональные выражения "он мне жизни не дает!", или "это не жизнь!", с евангельским "Я пришел, чтобы вы имели жизнь, и имели с избытком".

***

В чем глубинная разница между двумя типами удовольствий (от причинения другим радости или страданий)? Можно немного поломать голову на этот счет.

Первое, что очевидно: хотя и то и другое способно доставлять удовольствие, в одном случае вы радуетесь при виде радости, а в другом при виде боли. То есть, вам хорошо оттого, что (другому) хорошо, или вам хорошо оттого, что (другому) плохо.
Само по себе это странный парадокс: если задуматься, удивляет факт того, что страдание вообще способно доставлять удовольствие. И неважно, что это чужое страдание — все равно странно. В конце концов, для мазохиста так и вовсе интересна своя боль.
Мне сложно судить, тк я ни разу не мазохист :), но возможно, что у мазохиста эмпатия развита настолько своеобразно, что ему доставляет удовольствие наблюдение за процессом своих страданий как бы со стороны. То есть, он как бы с удовольствием сопереживает своим страданиям так же, как им с удовольствием сопереживает мучающий его садист. Получая однотипное с ним удовольствие, а вовсе не разнотипное.
Есть и альтернативная версия: мазохист это одержимый, в котором удовольствие от процесса получает вовсе не его личность, а личность подселившегося к нему паразита. Если вы вспомните про реальные случаи одержимых, то нередко они действуют именно мазохистски.

Второе: из того, что садизм имеет причиной эмпатию, следует интересный вывод. Вспомните вышеприведенный пример про удовольствие от того, что ваша машина лучше, чем у окружающих. Если вам хорошо от того, что кому-то плохо, притом что вы прекрасно чувствуете его эмоции благодря эмпатии, то это фактически удовольствие от того, что ВЫ ЭТО НЕ ОН. Притом что разница очень условна, ведь вы могли бы быть им, и испытывть те чувства, что он сейчас, и эмпатия отлично дает вам это понять. Вы одновременно и чувствуете другого человека, его переживания — и ощущаете себя отдельно от него. Настолько отдельно, что ему больно, а вам нет. Это как бы удовольствие от разрыва, наслаждение дистанцированием. Удовольствие от того, что эмоции человека вас не задевают.

Для сравнения, близкие друг друг люди постоянно испытывают потребность в объятиях, в плотном физическом контакте. Особенно это заметно в маленьких детях - их хочется очень крепко обнимать, и они тоже очень любят это, буквально вжимаются, влипают в родителей. Ощущение при этом такие, что хочется как бы вместить ребенка в себя. Это фактически стремление слиться - и посмотрите, насколько оно противоположно удовольствию от дистанцирования. В одном случае удовольствие явно носит характер "Я ЭТО ОН", в другом случае "Я ЭТО НЕ ОН".

Кстати. Возникающее порой у хороших людей эмоциональное желание убить или избить какого-нибудь подонка, скорее всего, носит тот же характер. Ибо причинение кому-то боли это, получается, подсознательный способ дистанцироваться от него, ощутить себя "не им", предельно остро ощутить свою разницу с кем-то.

Продолжение следует.
Tags: философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments