greenorc (greenorc) wrote,
greenorc
greenorc

Categories:

По итогам дискуссии в посте о многобожии

Попробую еще раз, "более лучше", рассказать о проблеме "отсутствия внешней связи" у религии.

Напомню, что Церковь утверждает.
Она утверждает, что ее члены получают эксклюзивный доступ к внешнему Источнику, с помощью которого:
- Рождаются свыше, от Духа (крещение Духом);
- Изменяют постепенно свою физическую и душевную природу в сторону божественной (причастие Тела и Крови Бога);
- Имеют общение с Богом, ангелами и святыми (молитва);

Может показаться, что эти утверждения недоказуемы и неопровергаемы, и могут являться лишь предметом религиозной веры, наряду с Раем и Адом. Однако это не так. Это довольно-таки конкретные и серьезные утверждения.

Для сравнения, давайте представим себе последствия аналогичной связи не с Богом, а всего лишь с некоей условной расой, стоящей на более высокой ступени развития — нравственного, интеллектуального и физиологического. Вообразите себе, что подобная раса связалась с Землей и открыла для желающих, ставших членами условного "Общества телесного и духовного роста", аналогичные возможности. То есть члены этого общества стали получать:
- единовременный "апгрейд" личности-духа при вступлении в общество, ставящий ее на ступеньку выше, аналогично расе-донору.
- постепенное изменение генотипа и (атеисты могут опустить эту деталь) тонкоматериального тела, то есть души.
- возможность общения с высшей расой, сближения с ней по взглядам, мировоззрению, социальным отношениям и практикам.

Надо ли пояснять, что между этим гипотетическим Обществом и прочим человечеством немедленно возникнет явственный и всевозрастающий контраст? Возьмите тысячу современных европейцев и переселите их в 18 век в какое-нибудь среднеазиатское ханство. Представьте себе, как их там дружно стошнит: от антисанитарии и дикости, от рабства и деспотии, от пронизывающей все общество жестокости — от семейных отношений до системы официальных наказаний, от нищеты... И представьте, какими странными будут казаться они сами аборигенам.

Меж тем, в нашем случае речь идет о доступе не к более развитой расе, а к БОГУ, а значит, степень ожидаемого контраста просто трудно себе вообразить. Ну и где оно, я вас спрашиваю? :)
Причем, речь ведь идет не только об изменениях каждого члена Церкви в отдельности. Но и о неизбежности могучего синергического эффекта, когда даже не самые сильные черты, но имеющиеся у всех членов общности, складываются и дают общий вектор. "Один немец это немец, два немца это завод, три немца это мировая война" (с)



Вы можете сказать, что Церковь все же меняет человека. Просто не так сильно. Да, меняет, конечно. Человека многое меняет. Например, два года в призывной армии с дедовщиной ощутимо меняют человека. Как и пять лет обучения в вузе. Как и вращение в том или ином круге, та или иная профессия, как и любая религия... Как именно меняет Церковь человека?

А вот как: если бы мы просто ВЫДУМАЛИ Церковь с ее обрядами и ценностями (при условии отсутствия или невмешательства Бога), то вот именно такой результат мы бы и получили, какой наблюдаем. Именно такое изменение в людях, которое она производит де-факто, она бы и производила при таком предположении.
Мы бы имели эффект от:
- принятия определенного кодекса ценностей (поверхностного у одних и глубокого у других);
- хождения в храм и многочасового стояния, там со слушанием молитв и песнопений, и старанием не отвлекаться и не думать о постороннем, а молиться;
- эпизодического у одних и постоянного у других общения с единоверцами.

Неудивительно, что "эффект контраста" от православия сопоставим или даже слабее, чем от других религий (в силу отсутствия в РПЦ социальных практик, у нее чисто религиозные).



Возражения типа "вот такой-то случай имел место, как вы его без Бога объясните" или "я сам однажды имел мистический опыт" или даже "все верующие имеют хотя бы однократный мистический опыт, а единицы имеют большой" — мимо.
Я ни в коем случае не отрицаю подобные явления. Спор идет не о Боге vs атеизме. Напротив, я такими явлениями очень даже интересуюсь (недавно как раз репостил небезынтересный рассказ одного священника, рекомендую). Даже со мной, грешным, один раз было нечто подобное, мимолетно; да и вообще, даже по личному опыту, я совсем не склонен видеть в окружающем мире одни лишь прямые материальные причины и следствия.
Если бы смотрел на мир как материалист, мне вообще неинтересно было бы всю эту тему копать. Как неинтересен мне, в действительности, этот самый материализм или тот же эволюционизм.

Я сейчас спорю не о наличии/отсутствии Бога в принципе. Я говорю о тех тезисах, которые выдвинули церковные богословы, в отношении наличия у Церкви определенных видов связи с Богом и наличия у нее модифицирующих человека обрядов. Они заявили, у Церкови есть вполне определенное нечто. Однако, мы видим, что у нее этого нет.



Причем в отношении нравственности — самого важного критерия — не просто нет ожидаемого сильного положительного контраста с обществом, а напротив, в некоторых моментах есть даже отрицательный контраст. Как уже сказал, имеющиеся скромные отличия Церкви от общества диктуются принятым ей моральным кодексом, и вот в ряде случаев этот кодекс от общества нравственно отстает. И если мы посмотрим, например, на отношение Церкви к рабовладению во времена "крепостного права", то мы увидим, что она его поддерживала. Сегодня для нас это дикость, а вот Церкви тогда это дикостью не казалось (и даже сегодня в Церкви немало апологетов рабства, как не невероятно это звучит). А почему? А потому что Церковь не имеет возможности смотреть на жизнь "со стороны", она и ее люди всегда были стопроцентные дети своей эпохи и своего общества. И сегодня ее моральный кодекс в той его части, в какой он был сформирован под влиянием эпохи рабовладения, тянет ее нравственно вниз, а не вверх.



То же касается возникновения в Церкви того, что можно назвать "моральными фетишами" или, в евангельских терминах, фарисейством. Это конда настоящая нравственность — то есть любовь и сострадание к ближнему — уступает формальным псевдоценностям.
Например, с точки зрения Церкви картина "раб и его хозяин оба ходят в храм и причащаются" выглядит предпочтительнее картины "свободные люди не ходят в храм". Или, строительство храма выглядит предпочтительнее помощи бедным семьям или больным детям. Точно так же, как для фарисеев соблюдение субботы было важнее того, что люди голодны. То есть возникает этакая квазимораль, местами потесняющая мораль настоящую (см пп этого текст "Скафандр").

Все это совершенно неизбежно и вполне естественно. Вот только оно неизбежно и естественно для Церкви, не имеющей доступа вовне и причастия Богу. Такая структура просто обречена на "нравственное окукливание", аналогичное евангельским примерам в отношении иудейской церкви. И сделать здесь ничего нельзя. Чтобы некоторое общество могло самотрансформироваться, нужна или некая предельно конкретная достижимая цель, или то самое внешнее влияние, которое Церковь декларирует и которое у нее категорически отсутствует.



А теперь я предлагаю задаться вопросом "почему?". Почему отсутствует? Возможные варианты ответов:
- А ничего-то и нет, нечему там воздействовать извне. Вариант - тем, кто там есть, на людей наплевать. Либо там вообще плохие парни.
- Извне что-то есть, но модифицирующее воздействие Церковь выдумала. Там ждут от человека на Земле неких самостоятельных изменений или поступков, а модифицировать его извне не собирались.
- Возможность модификации существует и, возможно, даже была. Но она технологически обусловлена, и нарушение технологии доступа лишает возможности связаться с внешним источником.


Как оно на самом деле, неизвестно. Но, как я уже писал, существующие церковные обряды и то, как они были изменены в свое время, заставляют задуматься.
Tags: религия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments